marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Category:

Психология смерти

Автор - alla-ta. Это цитата этого сообщения

Танатос — это греческий бог смерти.

А в нашем мире на смерть существует некое табу       

Обычно мы не говорим об этом ни за чашечкой кофе, ни на домашней кухне на ужином, с детьми обычно не обсуждаем эту тему.

Страх смерти естественен для человека. Он знаком практически каждому.

Его экзистенциальное присутствие в человеческой жизни блестяще описано Ирвином Яломом:

Страх смерти имеет огромное значение в нашем внутреннем опыте: он преследует нас как ничто другое, постоянно напоминает о себе неким «подземным грохотом», словно дремлющий вулкан.

Это — темное, беспокоящее присутствие, притаившееся на краю сознания" 

Но все же обычно этот страх не разрушает жизнь. В определенном смысле он заставляет острее чувствовать и ценить ее счастливые мгновения, стимулирует к активности, не позволяет откладывать жизнь «на потом».

Каждый человек проделывает немалую внутреннюю работу, чтобы научиться жить с этим страхом и защищаться от него.

Осмысливая феномен тревоги, выдающийся мыслитель С. Кьеркегор приходил к выводу, что тревога начинается с момента ощущения себя человеческой личностью — "у зверей и ангелов тревоги нет".

У животных существуют инстинктивные страхи.

У человека аналогичную функцию выполняет своеобразное сужение сферы сознания. Большинство людей осознает только то, с чем они сталкиваются в своей "малой" жизни.

Смерть как неотъемлемая часть человеческой жизни давно оказалась на задворках современной культуры. Ее, как нищенку или незванного гостя, не пускают через парадный ход, но за это она мстит современному человеку, повергая его в состояние страха и полной растерянности при неизбежной встрече.    

Египтяне имели обычай во время празднеств вносить в торжественную залу наряду с лучшими яствами мумию какого-нибудь покойника, а после пира показывали присутствующим огромное изображение смерти.

Ликург учил, что близость кладбищ к жилищам человека, присутствие множества людей на похоронах необходимы, чтобы изо дня в день напоминать каждому об ожидающей его судьбе.

Единственное место, где естественно и спокойно говорят о смерти — это храм.

Для многих путь в Церковь начинается с размышления о смерти. Для других значение религии ограничивается "отпеванием и поминанием" мертвых.

Действительно, самые простые формы религиозности представляют собой культы, связанные с похоронами и почитанием предков.

Среди примет нашего времени — подчеркнутая религиозность в среде уголовников. Их похороны обставлены с необыкновенной торжественностью и большими жертвами "на помин души".

Священники иногда объясняют "набожность" бандитов тем, что они постоянно балансируют между жизнью и смертью. Однако это — не подлинное осознание своей смертности, а легкомысленная, грешная игра с собственной жизнью.

Еще один новый обычай — непременное посещение кладбищ в Пасхальные дни. Некоторые священники видят в этом регресс христианского сознания в современном обществе.

Итак, мир бежит от смерти. В этом беге молодежь впереди.

Термин «танатотерапия» появился в 1987 году. Танатотерапия — это своеобразное направление телесно-ориентированной психотерапии. Одна из ее основных функций — работа со страхами, и в частности со страхом смерти.

Страх удается обуздать, восстанавливая утраченный контакт с процессами смерти и умирания.

Методику придумал и сделал жизнеспособной Владимир Баскаков, психолог, один из ведущих телесно-ориентированных психотерапевтов России. Баскаков — первый президент Российской ассоциации телесно-ориентированных психотерапевтов (АТОП), действительный член ЕАВР, директор Института танатотерапии.

Обычно мы внушаем себе, что думать о смерти рано, или даже осуждаем себя за «неуместные мысли», пытаемся любыми способами отвлечься, чтобы обезопаситься от тягостного гнетущего состояния. Так мы выходим из контакта с реальной смертью.

Зато где смерти «хоть отбавляй» — так это на экране телевизоров. Но смерть, обрамленная титрами кинофильмов, нас не трогает, потому что она лишь имитация. Обилие «фальшивой» телевизионной смерти компенсирует наше бегство от ее реальности.

Есть и другая крайность — десакрализация смерти.

Особенно ярко это видно на примере так называемого "черного юмора", сюда же относятся эвфемизмы типа перекинулся, дал дуба.

Но и здесь за натужными остротами проступает леденящий страх.

Тогда применяется другой образ защиты. Выработан набор приличествующих случаю фраз — "Бог дал, Бог взял" или "Все там будем".

Ритуал соболезнования достаточно формален и сводится к произнесению банальностей, за которыми не стоит внутренней солидаризации. Нередки случаи, когда поминальная трапеза, начавшись положенными словами, завершается как праздничное застолье, сопровождаемое... пением под предлогом того, что покойник-де не хотел бы, чтобы мы грустили.

Приемы танатотерапии основываются на законе «телесной гомеопатии». Этот закон действует исходя из того, что минимальные по силе воздействия приводят к «максимальным по силе и чувствам, переживаниям».

Владимир Баскаков утверждает, что базовых проблем всего четыре, а каждой из них соответствует определенная часть тела:
избыточный контроль — голова;
чувства и контакты — руки, грудная клетка;
сексуальные отношения — область паха;
опора — ноги.

Теоретически танатотерапия расположилась на трех китах: выше упомянутый психоанализ, телесные психотехники и восточные учения о единстве тела и духа. В основе ее лежит ИНЬское начало (акцент на внутреннее в древнекитайской философии).

Мара испытывающая Будду (Буддизм)

Тело и психика расслабляются.

Так и происходит танатотерапевтическое «моделирование смерти».

Расслабление мышц напрямую связано с физической смертью.

Ведь только мертвое тело абсолютно расслаблено.

В успешном результате сессии люди лежат с похолодевшими конечностями, глаза открываются, нижняя челюсть отпадает.

Наблюдаются все 15 составляющих переживания смерти по Раймонду Моуди: видения, туннели, выход из тела… Это модель клинической смерти. Клиенты удивлены: «Я что — умер?» И самое главное: «Так это совсем не страшно?!»

КОМУ МОЖНО

Метод, прежде всего, оперирует понятиями «жизнь — смерть», которые невольно присутствуют во всех сферах жизни. В первую очередь он применяется при работе со страхами и фобиями, депрессиями, нарушениями сна, проблемами в сексуальной сфере, при работе с беременными женщинами и проблемой невынашиваемости. Но терапия поможет и тем, кто ухаживает за больными и умирающими, а также при лечении всевозможных болезней.

КОМУ НЕЛЬЗЯ

Образ танатотерапии — это сложно скроенный костюм. Что может предложить танатотерапевт клиенту? Предложить примерить этот костюм. Если подошел — значит, это ваш случай. Не подошел — специалисты не станут перекраивать его по месту, не будут подгонять, то есть данный метод — отнюдь не панацея.

РАДИ ЧЕГО?

Как утверждает Баскаков, цель танатотерапии не полное расслабление. Цель — достижение максимального контакта с чувствами, связанных со смертью, выражение их в теле. Создавая определенные условия для тела и в теле клиента, танатотерапия способствует «проявлению» процессов активизации. В результате сочетания активизации и расслабления восстанавливается баланс. Чего с чем? Всего со всем! Ведь в основе большинства человеческих проблем и заболеваний лежит утраченный баланс процессов активизации и поглощения активности.

НАПУТСТВИЕ ОТ БАСКАКОВА

Обратите внимание на дыхание. Вздохните на выдохе или выдохните на вздохе. Не осуществив переход! Переход! Вот где наша тема! Начав жить (вздох!), мы уже обрекли себя на смерть (выдох!). Здесь же — слова известной песни «А если вы не живете, то вам и не умирать!» Если начнете танатотерапевтически дышать — тогда будете находить переходы во всем!

Так, проходя через дверь, будете ясно осознавать, что вы «умираете» в одном пространстве, чтобы «родиться» в другом.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Андрей Лоргус, священник

УРОКИ СМЕРТИ
Как это часто бывает, глубинный мотив новых научных открытий — детская травма. Психотерапевты говорят: сила ресурса часто равна силе травмы. Если так, то сила воздействия метода Владимира Баскакова в силе его души.
Страх смерти — едва ли не единственная страсть, объединяющая весь человеческий род.

Однако удастся ли сделать «старушку смерть» учительницей на «уроке» жизни?

Владимир Баскаков надеется установить со смертью контакт через максимально близкое приближение к ней.

Но может ли смерть научить человека жизни, лед научить солнце греть землю, мед — желчь быть сладкой? Становится ли холодное горячим только от того, что сближается с вещью?

В танатотерапии есть некая тайна, как и во всем, что окружает

Возможно, танатотерапия и есть метод «таинственного приобщения»?

Надо полагать, что танатотерапия есть парапсихологическое действие, прикосновенное к тайне? Может ли быть психолог тайновидцем смерти? Почему нет?
Всегда ли психотерапия — сугубо практическая, нормированная процедура?

Не есть ли гипноз, или семейная расстановка, или психодрама ритуализированным действом, воспроизводящим лишь образ реальности?

С какой частью реальности соотносится танатотерапия? С жизнью после смерти или с жизнью до рождения? Если последнее не кажется лишенным смысла, психотерапевт в методе танатотерапии близок к акушеру. Не он ли, как повивальная бабка, оказывается у колыбели «новорожденной души»?

http://tanatoterra.com/index.php?art=22  http://www.psyh.ru/persons/other/view/72/

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments