marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Category:

Ars Technica (США): брат, подай хоть рублишко! Опасный инцидент с «Наукой» ставит вопросы о будущем

Будущее МКС: или с Россией, или без. А значит, без наших надежных, проверенных десятилетиями ракет-носителей «Союз», без наших космонавтов, и самое главное — без общего российско-американского дела, которым и оставалась пару десятилетий Международная космическая станция.

А все из-за ЧП с модулем «Наука», которое не привело к потерям, но заставило вспомнить об Илоне Маске.

Некоторые американские читатели в своих комментариях проявляют мудрость, предлагая сохранить МКС хотя бы как тему, на которую возможен нормальный, а не враждебный разговор между РФ и США. 

В прошлый четверг большой российский модуль «Наука» наконец-то состыковался с Международной космической станцией — после ряда технических проблем на пути к орбитальной лаборатории. Однако на этом неурядицы не закончились. Примерно через три часа после стыковки «Наука» неожиданно запустила свои двигатели, изменив положение космической станции.

В ответ Центр управления полетами НАСА в Хьюстоне запустил на борту станции процедуру, применяемую  на случай потери контроля над ориентацией, которую заблаговременно отрабатывают астронавты и авиадиспетчеры. Затем, совместно с коллегами в Москве, операторы запустили двигатели на российском сегменте космической станции, а также на пристыкованном к станции грузовом корабле «Прогресс». Эти совместные действия удерживали станцию в нужном положении до тех пор, пока «Наука» не исчерпала свой основной запас топлива.

После этого промаха НАСА в спешном порядке созвало пресс-конференцию и представило СМИ несколько ключевых фигур, задействованных в этой ситуации. Среди них — руководитель пилотируемых полетов Кэти Людерс (Kathy Lueders) и руководителя программы Международной космической станции Джоэла Монтальбано (Joel Montalbano). Оба заявили, что НАСА и Роскосмос держат ситуацию под контролем, и всячески преуменьшили риски для МКС и астронавтов на борту.

Однако ряд технических вопросов они переадресовали Роскосмосу, который, в свою очередь, отделался противоречивыми сообщениями. Высокопоставленный чиновник Роскосмоса и бывший космонавт Владимир Соловьев заявил: «Из-за кратковременного сбоя программного обеспечения была ошибочно реализована прямая команда на включение двигателей модуля на увод, что повлекло за собой некоторое видоизменение ориентации комплекса в целом».

Складывалось впечатление, что мы имеем дело с ошибкой программного обеспечения. Но позже глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин признал, что мог ошибиться персонал на Земле. «Все шло хорошо, но включился человеческий фактор, — сообщил он российской прессе. — Была такая эйфория [после удачной стыковки], что все расслабились».

Теперь, когда непосредственная опасность миновала, главные опасения вызывает тот факт, что нечто подобное в принципе могло случиться и в итоге случилось. Возникает вопрос: каковы будут последствия для дальнейшего участия России в программе Международной космической станции. Главная цель НАСА — поддерживать присутствие человека на низкой околоземной орбите. А это значит, станция будет летать до конца 2020-х годов.

Надежный партнер?

Учитывая вероятность, что за ошибочным запуском двигателя «Науки» стояла человеческая ошибка, это будет как минимум третьей серьезной проблемой, вызванной элементарной халатностью, — третьей менее, чем за три года. В октябре 2018 года запуск российского космонавта Алексея Овчинина и астронавта НАСА Ника Хейга (Nick Hague) был прерван из-за отказа одного из ускорителей ракеты-носителя «Союз», и экипажу пришлось экстренно вернуться на Землю. Последующее расследование показало, что бортовой ускоритель был неправильно подключен к основной ступени ракеты «Союз».

Примерно в то же время Россия обнаружила небольшое отверстие на борту другого корабля «Союз», уже прикрепленного к Международной космической станции. «Основная версия, что это какая-то технологическая ошибка специалиста», — сказал тогда Рогозин.

Эти технические ошибки произошли из-за того, что Роскосмос с трудом выплачивает своим инженерам и техническим специалистам зарплаты в размере прожиточного минимума. И сейчас космическому бюджету страны грозят новые трудности, поскольку НАСА перестанет покупать места на «Союзах» для доставки астронавтов на МКС — у них уже есть Crew Dragon от компании SpaceX и, надеюсь, скоро появится Starliner от компании Boeing.

Однако несмотря на все это, НАСА продолжает публично поддерживать Россию и ее космическую программу. И очень отрадно, что, несмотря на бесчисленные проблемы по дороге на космическую станцию, «Наука» на месте и работоспособна. Это важно, поскольку это участие России в космической станции тем самым закрепится до конца этого десятилетия.

Но все же твердых гарантий этому нет. В последние месяцы российские чиновники говорят, что нынешнее орбитальное оборудование Роскосмоса — большая часть которого возрастом старше 20 лет — устарело и ремонту не подлежит. Еще русские заявили, что смогут выйти из программы в 2025 году и построить принципиально новую станцию. Действительно, буквально в субботу, всего через два дня после проблемной стыковки «Науки», Роскосмос заявил, что продолжает изучать проект новой станции — Российской орбитальной служебной станции. Это больше смахивает на позерство: быстро построить новую космическую станцию у России нет ни денег, ни возможности.

Таким образом, для НАСА встает вопрос: как долго оно готово иметь дела с партнером, у которого трудности с персоналом. И к тому же Роскосмос требует все больше денег и трубит на каждом углу о желании выйти из проекта, которому уже почти 30 лет.

НАСА заявило о своем намерении поддерживать присутствие на низкой околоземной орбите. Там надеются, что к 2028 году или вскоре после этого, заработают коммерческие космические станции. Но до тех грядущих времен Международная космическая станция остается для НАСА единственной возможностью. Если русские станут еще менее надежными партнерами, у космического агентства США есть и другие варианты, но на их реализацию потребуется время.

НАСА могло бы заплатить какой-нибудь компании, вроде Axiom, чтобы ускорить разработку коммерческого модуля, который будет стыковаться со станцией и возьмет на себя роль двигательной установки (ее сейчас выполняет российский служебный модуль). Можно будет даже заключить контракт с компанией вроде SpaceX, чтобы она пристыковала к МКС свой корабль Starship и поддерживала его высоту.

Пока не похоже, чтобы отношения между НАСА и Роскосмосом достигли критической точки, но, как и на стареющей космической станции, налицо признаки износа, и уже пошли трещины. Роскосмос сможет их залатать, если обсудит ситуацию вокруг «Науки» со всей откровенностью и возьмет на себя обязательства по дальнейшим перспективам партнерства.

Эрик Бергер (Eric Berger)

источник

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment