marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Categories:

Кто есть, кто в российском Правительстве?

НЕЗЫГАРЬ
На кого делают ставку крупные олигархи и кого поддерживают финансово-промышленные группировки?
 
Некоторые представления о раскладе сил в Белом доме может дать проект «Единого плана по достижению национальных целей развития» (ЕПД).
 
Этот документ стал своего рода картой боевых действий за доступ к наиболее обильным статьям бюджетных расходов в 25 (пока) триллионов рублей, которые необходимо распределить между отраслями и отдельными частными и государственными корпорациями. 
 
По содержанию ЕПД можно сделать выводы о реальном влиянии тех или иных персоналий в российской власти.
 
Незыгарь попробует расставить их по степени могущества, исходя из положений правительственного документа.
 
Оговоримся, что премьер Мишустин выведен за рамки нашего исследования по той простой причине, что его трудно причислить к какой-либо группе влияния, если, разумеется, не считать таковой Президента.
 
В силу особенностей своей служебной карьеры он сумел избежать опасных соблазнов попасть в такую непреодолимую зависимость.
 
В этом и сила, и слабость Мишустина как политика.
 

1. Вице-премьер Хуснуллин.
 
Неформальный лидер представителей московско-тюменской и казанской (татарской) элитных групп, которые представлены в Правительстве 4 министрами из 17 (исключая подчиняющихся Президенту).
 
Хуснуллин, курируя наиболее капиталоемкую отрасль, – гражданское строительство – сумел обосновать включение в ЕПД сооружение нарастающим итогом к 2030 году 80 миллионов квадратных метров жилья за корпоративно-государственный счет.
 
Объём строительно-монтажных работ оценивается в полтора-два триллиона рублей (при средней стоимости метра в 50 тысяч рублей на июль 2020) ежегодно и гарантирует занятость многочисленным строительным организациям, в том числе высвобождающимся в Казани и Москве.
 
В этих городах ключевые посты в сфере гражданского строительства занимают доверенные лица Хуснуллина.
 
Также дорогого стоит пункт, которым намечено сократить «виды зон с особыми условиями использования территорий и ограничений».
 
Речь идет о парках, лесах первой категории и других природных объектах, которые в последние годы становятся стройплощадками для дорогостоящего индивидуального жилья, особенно в столичных городах.
 
Хуснуллин «оказал уважение» и губернаторам, заложив основу для своей региональной поддержки: в ЕПД включено положение, согласно которому регионам будет предоставлено право утверждать схемы инженерной инфраструктуры – традиционно дорогостоящее и коррупционное кое мероприятие.
 
2. Татьяна Голикова уступает Хуснуллину совсем немного, поскольку осталась единственным представителем могущественного либерально-монетаристского клана на такой высокой правительственной должности.
 
В силу этого, проигрывая в аппаратных возможностях, она опережает Хуснуллина в политическом плане.
 
Голиковой подконтрольны 3 профильных министра, и она может неформально взаимодействовать с давним сослуживцем и единомышленником Антоном Силуановым, министром финансов, который занимает особое положение в кабмине.
 
К тому же Голикову поддерживает мощнейшее международной фармацевтическое лобби.
 
С ним она нашла общий язык сразу же после назначения вице-премьером в мае 2018 года: тогда после долгих тяжб ведущая американская корпорация Johnson&Johnson неожиданно быстро заключила соглашение о реализации в России средства против СПИДа.
 
Тендер на госзакупки этого лекарства на 2,5 миллиарда рублей выиграла аффилированная с Голиковой компания Фармстандарт.
 
В ЕПД программа борьбы со СПИДом выделена отдельным пунктом в отличие от других тяжелых заболеваний, что подразумевает её особое финансирование.
 
В интересах фармацевтических компаний, отечественных и зарубежных, также включен пункт «Создание системы ускоренного доступа на рынок медицинских изделий».
 
Такая система, опосредованно подконтрольная Голиковой, будет работать в пользу избранных компаний, обеспечивая им приоритетный вход на рынок.
 
3. Первый вице-премьер Андрей Белоусов.
 
Обладает мощным административным ресурсом, так как обусловил свое согласие занять позицию куратора национальных целей рядом прямых полномочий.
 
Поддерживается представителями высокотехнологичных отраслей, оборонного комплекса и нефтепереработки.
 
За пределами правительства опирается на Николая Патрушева, Игоря Сечина, Сергея Чемезова, Виталия Савельева (Аэрофлот).
 
Ситуативно может рассчитывать на союз с достаточно самостоятельным вице-премьером Юрием Борисовым и министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.
 
Однако является принципиально неприемлемым для либеральной группировки Кудрина- Грефа-Набиуллиной-Шувалова и связанного с ними олигархата.
 
Непростые отношения с влиятельным Антоном Силуановым, которого сменил на посту первого вице-премьера.
 
Силуанов демонстративно, как правило, игнорирует правительственные совещания по национальным целям, проводимым Белоусовым, присылая своего заместителя Владимира Колычева, как это случилось 5 сентября.
 
В курируемом разделе «Достойный эффективный труд и успешное предпринимательство» первый вице-премьер заложил максимальную поддержку системообразующих предприятий, в первую очередь с высоким уровнем добавленной стоимости.
 
На этом этапе Белоусов предусмотрел меры, чтобы преодолеть организованный его предшественниками-монетаристами дефицит оборотных средств в обрабатывающих отраслях конечного цикла производства.
 
Намечено реализовать программу кредитования под потребности в оборотных средствах для системообразующих организаций и их адресная поддержка.
 
Таким образом экономика получит необходимый уровень монетизации, которую ранее ограничивали уровнем слаборазвитых стран представители либералов в экономическом блоке и Центробанке.
 
43 % –такой коэффициент монетизации российской экономики (в КНР- 198, Японии- 184, Германии – 90 %) не позволяет опережающе развиваться промышленности и аграрному сектору, давая преимущества росту посредническо-спекулятивного капитала на дефиците денег.
 
Однако эти намерения Белоусова могут остаться на проектном уровне, так как его политический потенциал значительно слабее, чем у либерального блока, поддерживаемого Демпартией США, массовой поддержки СМИ и так называемого гражданского общества первый вице-премьер не имеет.
 
Незыгарь продолжает анализировать степень влиятельности членов Правительства и их лоббистские возможности при распределении бюджетных средств на реализацию Единого плана достижения национальных целей ( ЕПД).
 
4 место по праву занимает вице-премьер Юрий Трутнев.
 
Эта его позиция не означает, что Трутнев – самый слабый аппаратный игрок среди заместителей Мишустина, но лишь подчеркивает его влияние именно в Правительстве.
 
В целом Трутнев в отличие от коллег по Белому Дому кратно увеличивает свой лоббистский потенциал тем, что занимает еще и политическую должность полномочного представителя Президента в Дальневосточном федеральном округе.
 
Такой статус вместе с личными активами, которые оцениваются в пять-семь миллиардов рублей, делают Трутнева самостоятельным игроком, особо не нуждающимся в корпоративной поддержке.
 
Успешному старту карьеры Трутнева способствовал израильский бриллиантовый король Леви Леваев, который в 2003 году через тогдашнего руководителя АП Волошина способствовал назначению пермского губернатора на ключевую для сырьевой экономики России должность министра природных ресурсов.
 
Став полпредом Трутнев отблагодарил Леваева приоритетным доступом к якутским алмазам на сумму около 300 миллионов долларов в год.
 
На должности министра природных ресурсов Трутнев наладил плотное взаимодействие с ведущими российскими добывающими компаниями, в том числе и не нефтегазовой специализации, отдавая предпочтение золотодобыче.
 
Он сумел пролоббировать отдельными пунктами включение в ЕПД подпрограмм по созданию судов и оборудования для арктических шельфов; эксперты оценивают затраты на эти цели как скрытое бюджетное субсидирование некоторых частных компаний, в том числе НОВАТЭКа – второго производителя газа в России, который активно осваивает арктический шельф, арендуя СПГ-танкеры и ледоколы арктического класса.
 
Также по инициативе Трутнева намечено с помощью мер господдержки допускать частных инвесторов к «реализации инвестиционных проектов на арктическом шельфе», что гарантирует крупнейшим частным корпорациям, в том числе зарубежным, безусловную долголетнюю загрузку и соответствующие доходы.
 
Такое взаимодействие с присутствующими на Дальнем Востоке японскими, южнокорейскими, китайскими и, опосредованно, американскими крупнейшими фирмами будет дополнено созданием в на территории ДФО венчурного фонда.
 
Он будет поддерживать реализацию высокотехнологичных, преимущественно зарубежных, проектов на ранней стадии.
 
В итоге Трутнев получит опыт внешнеэкономической и внешнеполитической деятельности, что превратит его в полноценного государственного деятеля, способного претендовать на высшие позиции во власти.
 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments