marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Categories:

Неприятные тренды в Системе Власти России

Телеграмм НЕЗЫГАРЬ Последние недели выявили любопытные тренды в Системе.   
 
Это еще не стадия кризиса, но явления весьма неприятные.
 
Ковид-история значительно укрепила субъектность регионов и региональных элит. 
 
При этом было бы ошибкой сводить все лишь к усилению института губернаторов. 
 
Наоборот, общество за последние два месяца увидело, что наши губернаторы - это те еще «технократы». 
 
Весь их технократизм свелся к тому, что они технично старались все это время уяснить для себя кремлевский вектор и не спутать его с московским.
 
Оказалось, что из почти что 90 глав регионов насчитывается всего 10-12 губернаторов, которые реально управляют политическими процессами и являются толковыми администраторами.
 
Фактор усиления региональной субъектности сегодня проявляется не в главах регионов, а в росте влияния и перегруппировок основных региональных элитных групп. Процессы идут в этом сегменте и идут пока без участия федерального центра.
 
При этом ОколоКремля говорят, что федеральные элиты все еще ставят на губернаторский корпус и озабочены обновлением списка глав регионов, но уже в их новом статусе членов Госсовета.
 
Интересно, что новым явлением стала история системного удара по губернаторам из списка Путина.
 
Началось движение в Питере — запущен слух об уходе Беглова (некоторые даже предположили, что он станет новым «всесоюзным старостой» — сменит Матвиенко в Совете федерации). Совершаева названа не просто кандидатом на Петербург, а на объединенный регион Петербург-Ленинградская область.
 
Запущен конфликт с народным недовольством работой губернатора Ярославской области Миронова (возможного сменщика министра внутренних дел).
 
Под ударом и креатура Патрушева — глава Дагестана Васильев.
 
Не исключено, что под ударом окажутся губернаторы Дюмин и новгородский Никитин.
 
Иными словами, губернаторский список Путина, адъютанская партия все время пребывает в стадии турбулентности; и только потом за ними следуют губернаторы из московской партии.
 
Серьезные проблемы с обеспечением медицинской помощи и массовыми вспышками случаев инфицирования  коронавирусом затронули «образцово-силовой режим» в Дагестане.
 
Оказалось, что силовая вертикаль в союзе с инновационными варягами-татарами не смогли нивелировать кризис республиканской системы здравоохранения; регион оказался не готов к пандемии и «образцово -силовой режим» решает кризисные вопросы не самостоятельно, а только благодаря ресурсам федерального центра и ручного управления из Москвы.
 
Для некоторых это уже стало основанием для исчезновения мифа «эффективной модели генерал-губернатора из Москвы».  Правда оппоненты говорят, что не будь Васильева, кризис мог быть еще более катастрофичным, но местные элиты этот тезис не обсуждают.
 
Неудача произошла и с главой Чечни Кадыровым. Который весьма эмоционально выступал за ограничение всех гражданских свобод в период пандемии и даже вступил в диспут с премьером Мишустиным.
 
Но оказалось, что из-за собственной бравады с посещением больницы по примеру Путина и несоблюдением мер безопасности Рамзан заболел  И этим примером как бы обнулил свои собственные инициативы.
 
Заход с объединением Архангельской области и  НАО оказался слабым и сгенерировал рост недовольства региональных элит.
 
Оказалось, что инициатива объединения субъектов весьма слабо проработана и содержит множество рисков.
 
Большинство увидели в ней решение личной проблемы губернатора Цыбульского переизбраться и сменить информационный фон, вызванный Шиесом. Рейтинги федеральной и местной власти в Архангельске одни из самых низких в стране.
 
Однако как говорят ОколоКремля, сама инициатива объединения регионов для части федеральных элит является рабочим планом будущего баланса интересов в Госсовете.
 
Политические архитекторы понимают, что необходимо снижать в будущем институте власти влияние  Москвы и сырьевых регионов-доноров. Как альтернатива — отдельная агломерация Санкт-Петербург, Арктический пояс- Поморье, Приморье, Сибирская дуга, а также усиление Дагестана и Ингушетии как альтернативы Чечни на Северном Кавказе.
 
Дата 24 июня кануло в истории, при том что дата была идеальной для проведения голосования. Надо признать, что авторы слива июньской даты и истерии ответственности федерального Центра за последствия голосования сделали свою игру.
 
Голосование сдвигается, а издержки теперь растут. И чем дальше календарный срок голосования, тем ресурсные издержки увеличатся, а компромиссы масштабируются.
 
Волевое решение о проведении голосования 24 июня натолкнулось на риски личной ответственности, возложенные на регионы и госкорпорации.
 
Губернаторы в основной своей массе отказываются брать личную ответственность за ускоренный выход из режима повышенной опасности и каждый раз дают понять о важности получения письменного распоряжения.
 
Но Кремль предлагает это сделать Белому дому и регионам, а премьер Мишустин однозначно передает вопрос регионам. При этом все смотрят на Президента.
 
Между тем, как говорят источники, социология показывает, что совмещение парада Победы и голосования не дает синергии и результата. Вообще, тема парада Победы ушла на периферию и мало интересует граждан.
 
Как говорят ОколоКремля, неожиданная помощь пришла с американских берегов.
 
ОколоКремля говорят, что сливы в американские СМИ о количестве умерших от короны шли из России. «Это конечно элемент внутриэлитной борьбы».
 
Вице-премьер Чернышенко оказался слабым, ему не удалось выстроить стабильный информационный фон, тревожность населения растет, информация в федеральных медиа разновекторная. "Слишком много утечек",- говорит источник.
 
«Информационные фермы столкнулись с неразрешимой проблемой —  с одной стороны, есть задача уменьшить негативный фон от информации о коронавирусе, а с другой — нет иной серьезной позитивной повестки. Инициативы правительства в части помощи гражданам и бизнесу на генерацию позитива не влияют. А вот допущенные ошибки Правительства в части выплат медикам привел к невероятно активной реакции, которую перехватывали через президентскую реакцию».
 
В результате информационная повестка все больше марганилизуется.
 
Далеко не случайно, что главными информационными темами становятся то  грабеж банка, либо  разборки преступных групп. Химерная информация забивает информационные каналы и продолжает генерить тревожность населения.
 
Выстроить позитивную информационную повестку не удается.
 
Снова активизировались разговоры об уходе Эрнста с Первого канала. Конфликт Ротенбергов с Ковальчуками снова входит в высокую стадию. Финансовое положение главного информационного канала  преобретают все более печальный характер.
 
При этом источники говорят, что уход Эрнста не связан с переходом на работу в АП. Говорят, что Эрнста может заинтересовать проекты в области генетики и статус главного кино продюсера страны.  «Константин стал отцом и он хочет заняться личной жизнью».
 
Эрнст войдет в состав Совета директоров МТС. А некоторые говорят, что в случае ухода Эрнст вполне может возглавить Совет директоров МТС. Известно, что у «Системы» Евтушенкова мощное направление в биотехнологиях.  И сотрудничество главы Первого канала и олигарха не случайны.
 
На минувшей неделе выяснилось, что нет и единой концепции реализации электронного контроля. А это вызывает серьезный конфликт Ростелекома, структур Сбербанка и Ростеха.
 
Столичная программа Социального мониторинга получила статус региональной разработки без тиражирования на регионы.
 
Как говорят ОколоКремля, серьезная озабоченность по поводу возможности массовых утечек несовершенных электронных систем, в том числе за рубеж.
 
ФСБ проводит проверки.
 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments