marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Category:

Смирнов А.Н. "Значение сна в русской сказке"

Значение сна в русской сказке невозможно переоценить.
 
Рассмотрев этот вопрос всесторонне, можно даже говорить о некой закодированной информации, о тайном знании, имеющем важнейшее значение, но в связи с некими неблагоприятными событиями вынужденно скрытым под чудесными историями, которые народ не мог бы растерять, несмотря ни на какие преследования.
 
Ибо любовь к сказке – это любовь к мечте, а мечту не может предать никто из человеческого рода. 
 
Это присуще человеку на подсознательном, определяющем способность к выживанию уровне. Память угасла, а знание вот оно – ждет, когда память народная проснется.
 
Начнем с того, что большинство заданий, даваемых царем, или хозяином герою сказки, начинаются словами: «сделай мне к утру…».
 
К примеру, в сказке «О Жар-птице и о царе Ироде» царь требует от Ивана-царевича: «…сострой в одну ночь церкву, и чтобы попы и дьяки; в этой церквы тебя венчать буду; и чтобы кругом канавы и корабли ходили».
 
В этой сказке царь – отец Ивана, отсулил сына царю Ироду, но Иван-царевич узнает об этом только от бабки: « - А ты идешь, доброхот, к царю Ироду. В кажну ночь он бегат, тебя ишшет». Здесь говорится, что царь Ирод живет по ночам, а не днем. Следовательно, его царство ночное, а не дневное.
 
В сказке «Беглый солдат» царевна трижды пыталась встретиться с солдатом, но все три раза не смогла его разбудить. Понятно, что в реальном мире разбудить человека можно. А вот в сновиденном очень и очень трудно.
 
Так же и в сказке «Мачеха и пасынок» девушка три ночи подряд приезжала к Ивану-царевичу. Сначала на трех кораблях, потом на шести, а затем и на девяти. Но все три раза не смогла разбудить его и потому сказала, чтобы искал её за тремя морями, за тремя землями, за тремя реками. Когда износит три шляпы медных, истычет три копья железных, тогда её и найдет. Удивительно, что сама она успевала в одну ночь с кораблями и приехать к жениху и уехать обратно в свое царство, а ему туда же, но уже очень долгий путь предстоит.
 
Здесь следует обратить внимание на значение цифры «три», на медные шляпы и на железные копья. Всякому человеку понятно, что за жизнь не сносишь и одной медной шляпы, и не истычешь и одного железного копья. Налицо преувеличение, фиксирующее внимание как рассказчика, так и слушателя. В других сказках говорится о необходимости сносить три пары железных сапог, или башмаков, сглодать три железных хлеба, или просвиры, и сточить три железных, или чугунных посоха. В некоторых сказках предлагается искать волшебницу-жену в тридевятом царстве, тридесятом государстве.
 
В сказке «Мужик и черт» царь говорит пастушку: «Ну, вот што, молодец, достань мне сей-же ноци невесту от бабки довгоноски внуцьку, Олёну прекрасную, не достанешь – голова долой!». Пастушок, как водится, с заданием в одну ночь справился. Во второй раз царь требует представить к утру «винцельное» платье Олёны, а в третий раз снова к утру тройку коней и карету девушки. После смерти царя пастушок становится сам царем и женится на Олёне. Сказка на этом не заканчивается. Как только наступает ночь, бабка довгоноска посылает три корабля с войском, чтобы отбить племянницу, а царство разорить. Бывший пастушок, а ныне царь, с помощью двенадцати молодцев, служителей кольца, подаренного ему чёртом, разбивает неприятеля. Далее очень важное изложение следующих событий: «Переноцевали ноць, как ницево и не было; наступает день, живут (молодые) преспокойно; выступает опять вечер и, как только что спать легли, эта бабка довгоноска отпустила шесть кораблей силы, надо ей цярство покорить». То есть война происходит ночью, после того, как легли спать. Но угрозу царству и царю с царицей представляют наяву. Все основные события этой сказки происходят ночью, и события не простые, а волшебные, каковые в реальном мире сделать невозможно.
 
В других сказках указание на то, что все волшебные события происходят ночью, более туманное. Но, раз заметив эту закономерность, вы уже будете видеть ее всюду.
 
В сказке «Жар-птица» Иван-царевич лег спать, а ему «в сновиденьи и грезитцё» человек, который его научает. После этого «проснувсё Иван-цяревич и пошов по этой горе» к ивовому кусту, где и нашел волшебную клюку, способную обращаться в летучего коня. Там он добывает себе невесту, которую завистливые братья похищают. Вернувшись и встав на постой в городе к старому килейнику, он убеждает того взяться за выполнение задачи, которую предлагает всякому желающему царь. Подразумевается, что до этого никто не смог выполнить этой задачи. В первый раз нужно достать платье невесты из семи видов шелка, но при этом не шито, не ткано и не брано. Во второй раз нужно достать карету стеклянную и коня-самолёта, которым уже владеет Иван-царевич. Иван-царевич каждый раз поит вином старика и старуху, сам выпивает ведро вина, и все трое ложатся спать. Ночью он встает, выполняет задачу, и снова ложится досыпать. В конце сказки, как водится, он женится на добытой в волшебном мире невесте.
 
Аналогичное изложение заданий царя, данных Ивану, с требованием выполнить их к утру, мы видим также в сказках: «Сказка об Иване, крестьянском сыне». В сказке «Об Иване, сыне крестьянском, и Марье-царевне» интрига начинается с первых же слов. Иван-царевич, сын царя, именуется сыном крестьянским (иногда хрестьянским). Более того, в начале сказки самого царя-отца сказитель называет Иван-царевичем. Из смысла изложения видно, что это не оговорка, а сказитель именно так и рассказывает: то Иван-царевич, то крестьянский сын, а то вместе, Иван-царевич, крестьянский сын. К примеру, говорится: «Закручинился Иван-царевич, сын крестьянский, голову повесил, ходит сам не свой». Как может быть крестьянский сын Иваном-царевичем, в этой сказке не объясняется. Можно эту несуразицу отнести за счет ошибок сказителя, а можно сравнить с другими сказками, выявить, не является ли это некой традицией, и попытаться найти логичное объяснение. Мы изберем второй путь.
 
Первое объяснение очевидно: любой русский человек, умеющий входить в волшебный мир сказки, ныне называемый сновиденным, зовется Иваном-царевичем. Второе объяснение заключается в том, что два разных статуса одного и того же человека возможны, когда человек живет в двух мирах. В одном он крестьянский сын, а в другом царский. В одном мире царь, а в другом – Иван-царевич. При этом все персонажи сказки понимают это так, что становится ясным, что для них это совершенно обычное дело. Все они в курсе событий, и разница состоит только в том, что такая способность является редким даром.
 
Далеко не все люди реального мира могут жить в волшебном мире сказки (сна), как в реальном. Тем более редко встречаются те, кто может из этого волшебного мира приносить диковинки, дающие ему власть и богатство. Поэтому, когда к Ивану-царевичу во сне прилетают тридцать три птицы с булатными крыльями и железными клювами и говорят, что не время спать, а пора работать там, куда отец отсулил, он не удивляется, как не удивляются и его родители, а собирается и уходит. Родители ему на прощание дают свое благословение.
 
Далее Иван-царевич находит Марью-царевну, и она помогает ему выполнить задачи её отца. Сначала он должен до петухов (то есть до утра) вырыть колодец, поставить сруб и журавля золотого (для подъема воды из колодца). Во второй раз он должен до петухов срубить лес, расчистить поле, сборонить, вспахать, посеять, сжать, амбар построить, зерно смолотить, да в тот амбар ссыпать. В третий раз в одну ночь он должен построить церковь. Все задачи успешно выполняет Марья-царевна, предварительно уложив спать Ивана-царевича. Затем они вместе сбегают от отца и оказываются в царстве отца Ивана-царевича. Тут он забывает Марью-царевну и уже почти женится на другой, как вдруг вспоминает про жену.
 
Здесь мы видим еще одну отличительную черту, характеризующую переход из сновиденного мира в реальный и обратно. Это трудность запоминания событий, произошедших в другом мире. Об этом говорит тот факт, что в мире Марьи-царевны они уже поженились с Иваном-царевичем и свадебку отпраздновали. А вот перешли в мир Ивана-царевича, и он забыл об этом и решил жениться, как будто в памяти его совсем исчезло воспоминание о том, что он уже женат. Эта особенность весьма характерна для людей, не овладевших ещё практикой запоминания жизни в сновидении и не объединивших два банка памяти: реального и сновиденного мира.
 
В ведической традиции Руссов они называются мирами Яви и Нави.
 
В сказке «Иван Купеческий сын» сборника А.М.Смирнова герой также называется однажды Иваном-царевичем. А именно тогда, когда он залез в левое ухо своего волшебного коня, в правое вылез и «стал прежним Иваном-царевичем». То есть при совершении волшебных действий, заключающихся в преображении и последующем уничтожении трех змеев: девятиголового, шестиголового и трехголового. Здесь же уже традиционная ссылка на сон. Первый раз он заснул перед битвой с девятиголовым змеем, положив голову на колени старшей сестре, второй и третий раз не записаны, а сделана ссылка, что два следующих сражения рассказаны полностью аналогично. Из этого мы можем сделать вывод, что перед каждым боем он засыпал на коленях очередной сестры.
 
По нашему мнению, это было необходимо, чтобы оказаться в волшебном мире конкретного человека, в данном случае трех сестер-царевен. Ибо у каждой сестры был собственный мир, где существовал именно ее волшебный змей, бывший её мужем. Для борьбы с конкретным змеем нужно было засыпать на коленях именно той сестры, которой он был мужем. Наше мнение подкрепляется тем, что в этой сказке прямо говорится, что у царевен были и другие мужья. Кстати, и у самой матери Ивана в этой сказке кроме мужа – купца был еще и змей, с которым она жила и по совету которого хотела убить своего единственного сына.
 
Мы находим прямое указание на то, что попавший в волшебный мир зовется Иваном-царевичем независимо от его имени и социального статуса в мире реальном, в сказке «Иван-царевич и Марья-Желтый цвет» сборника Худякова И.А. Казак едет дорогой и встречает старуху. «Здравствуй, говорит, Иван-царевич!» - «Фу ты, старая! Какой я Иван-царевич? Я казак, больше ничего». Поехал дальше, потом и говорит: «За что же я обидел старуху?» Воротился назад, просит у старухи прощенья. Старуха ему и говорит: «То-то, батюшка Иван-царевич, старых людей не следует бранить…». Старуха приводит его в дом, напоила, накормила и спрятала. Прилетают три ее сына – все змеи. Один шестиглавый, а два девятиглавые. Мать спрашивает: «Что, если бы у меня был русский человек, что бы вы с ним сделали?» - «Ничего», - говорят. Она выводит его, и они кричат в один голос: «Здравствуй, Иван-царевич! Далече ли путь держишь?». И старушка и змеи, даже не спросив имени у казака, называют его Иваном-царевичем. Попытку исправить недоразумение никто всерьез не воспринял.
 
В этой же сказке змеи, встретив его в другой раз, прямо предупреждают главного героя, что когда он окажется у Марьи-Желтый цвет, то должен назваться только Иваном-царевичем. Иначе окаменеет. И правда, пока он не назвался Иваном-царевичем, Марья-Желтый цвет даже не смотрела на него, а последовательно превращала его в камень. Сначала до колен, потом до пояса. Стоило же ему сказать, что он Иван-царевич, как она подняла голову. «Ах, говорит, Иван-царевич! Что ж ты прежде не сказал, что ты Иван-царевич?» Сейчас она сделала его живым».
 
Целью данной статьи не является исследование вопроса о природе и значении «змеев», контролирующих сновиденный мир всех без исключения людей. Поэтому ограничимся пока указанием собственно на этот факт, а еще на то, что каждому человеку, вступившему на путь духовного развития, придется вступить в борьбу с его собственным «змеем», стражем сновиденного мира, паразитом, питающимся энергией человека. Отметим только, что в русской сказке дается представление о правилах овладения волшебным миром сновидения во всех подробностях.
 
Исследуя понятие сна в русской сказке, мы не можем обойти молчанием двух видов сна: первый касается сна перед битвой; второй длительного сна, называемого богатырским. Первый происходит перед битвой со змеем. В сказке «Три змея» сборника Д.К.Зеленина, рассказывается о мальчике без имени, убившем трех змеев. В этой сказке змеи уведомляют о времени своего прибытия записками. Такой способ уведомления о прибытии змея встречается в сказках неоднократно. Иногда девушка просто находит надпись на полу. О сне же рассказывается следующим образом: «Стала середня дочь мести в комнате, нашла письмо: летит змей девятиголовый. И плачет. Он спрашивает: «О чем плачешь?» Она сказала. «Не плачь, почеши мою голову; как дождик пойдет, ты меня разбуди». Дождик пошел, она ево не может разбудить. Горько заплакала и опеть же слезину на шшеку уронила. Он проснулся и говорит: «Ты бы мне не слезину на шшеку уронила, а ударила бы лучше». После этого конь его богатырский убил змея.
 
Что же касается длительного богатырского сна, то есть мнение, высказанное с большим юмором в сказке «Казак-Горемыка» того же сборника. В сюжете описывается, как царь нанял на службу Алексея Фёдорыча, Казака-Горемыку, дал ему денег, коня. А тот заехал в кабак, выпил полведра вина и уснул на два дня. Когда проснулся, обнаружил, что и деньги и коня украли. Он возвращается обратно к царю и снова просит денег и коня. Тот ругается, но дает. Казак-Горемыка повторно едет в тот же кабак, выпивает ведро вина и ложится спать на трое суток. Тот же «сиделечь» снова крадет деньги и коня. Далее цитирую: «Спит долго. Сиделечь подошол и говорит: «Не лучше ли положить ему назать, да своих вдвое положить?» Положил». Проснувшись, Казак-Горемыка обнаруживает полные карманы денег и две лошади, чему, видимо, нисколько не удивляется. Одного коня с деньгами отправил обратно к царю, а сам на другом поехал далее.
 
Чтобы понять отношение простого человека к тому, кто способен проспать трое и более суток, хорошо будет привести мнение одной девушки из сказки «[Три царства: медное, серебряное и золотое]» сборника Д.К.Зеленина. После убийства «трехглавого чудилища» солдатик сжег его, пепел развеял, а сам завалился спать. И спал трои сутки с такой усталости. «А эта сестрица все времё сидела подле нево и думала сама собой, что солдатик этот не простой».
 
Вот точная характеристика человека, способного спать трое суток, что человек это не простой. А в России чего не понимаешь, того от греха подальше трогать не станет никто. Мы считаем, что так спать могли только сновидящие, способные не только жить в сновиденном мире, но и переносить из мира в мир волшебные вещи. Они же могли узнать все, что недоступно было простому человеку. К примеру, кто его обокрал.
 
Солдат убивает девятиглавого змея, и спит уже девять суток. «Но королевская дочь в это время все времё сидела у нево и в таком виде своей радости сильно плакала». Видимо, во время богатырского сна физическое тело человека нужно охранять от возможных неблагоприятных воздействий.
 
Поэтому и двенадцатидневный сон Ивана из сказки «Об Иване-купеческом сыне» мы относим к богатырскому, свидетельствующему о его особых способностях. И уже привычно отмечаем, что младшая дочь короля охраняет и заботится о нем, пока он не проснулся. Есть и более прямые указания на то, что исчезновения людей, а также всякие путешествия в волшебный мир происходят во сне.
 
В сказке «Усоньша-богатырша» сборника Худякова И.А. старик учит Ивана-царевича, как попасть в царство Усоньши-богатырши, преодолеть препятствия и украсть моложавые яблоки. «Списал с него портрет, посадил его (Ивана-царевича) на стол, очертил мелом вокруг его, дал ему портрет и часы… Когда только лишь старик проговорил эти слова, дунул на него, и он явился в том государстве». Далее Иван-царевич спасается от погони и говорит: «Ах, говорит, дедушка, что ты со мной сделал? Должен я теперь погибнуть!» Только он эти слова проговорил, очутился опять у старика на столе. «Здравствуй, Иван-царевич! Я тебя уж давно дожидаюсь. Ну, говорит, расскажи, что ты, все ли достал…». Мы видим, что Иван-царевич был в одном волшебном царстве, где встретил старика – волшебника; затем с его помощью путешествовал в другом царстве, откуда принес моложавые яблоки и портрет Усоньши-богатырши; и находился он в это время на столе у старика в доме.
 
Что это, как не прямое указание, что путешествие происходило во сне, который можно было бы назвать гипнотическим, если бы не добытые волшебные предметы. Именно наличие волшебных предметов доказывает, что речь идет о сновиденном, волшебном мире, который является для всех участвующих в этом процессе таким же настоящим, как и физический, за одним исключением: там есть предметы, которые в физическом мире не существуют. Поэтому они имеют огромную ценность так же, как и люди, способные их достать.
 
Нужно сказать, что именно поэтому в стародавние времена цари старались женить своих дочерей на таких магах-сновидящих. Для этой цели устраивались необычные состязания, в которых мог принять участие каждый желающий. А наградой являлась женитьба на принцессе и полцарства в придачу, то есть в приданое. Таким образом царь усиливал свой род, получал в помощники волшебника-жреца-мага и обеспечивал сохранение власти.
 
Упоминания об этих традициях сохранились не только в русских, но и в сказках других народов. Исследование же осознанных сновидений волшебного мира Нави в настоящее время превращается в отдельный раздел науки. По нему защищаются докторские диссертации. Это яркий пример того, как истинное знание сохранилось в устной традиции народа.
 
Александр Смирнов (Дворянский альманах, вып. 6)
 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment