marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Бессмертие. Гонки за бессмертием

Мы, почти все, живём бездумным ощущением своей бесконечности. Теряем близких, видим смерть в телевизионных новостях, рассуждаем о ней, сопереживаем… И всё-таки чужая - она лишь осознаваемая данность. 

Мысль же о собственной смерти мы гоним от себя, но она всегда возвращается, незаметно для нас определяя многие наши поступки. И человеку остаётся лишь вера в вечную жизнь там или надежда на чудо здесь 

Владимир КЮЧАРЬЯНЦ

- Не может быть, чтобы, «запрограммировав» смерть, природа не создала противоядия

Если старость - болезнь, то должно быть лекарство.

Если - «программа», то что-то способно менять её. 

Думаешь, Ясон со своими аргонавтами плыл сюда за шкурой какого-то барашка? Как бы не так! Им нужен был эликсир молодости. Его секрет знали в Колхиде…

Высказав мне это на высоте 10 тысяч метров, Генри откинулся в кресле и, достав фляжку Teacher’s, сделал изрядный глоток.

Я вспомнил недавно эти слова, когда, блуждая в сети мировой паутины, даже вздрогнул от неожиданности, увидев свой очерк о путешествии по Абхазии в компании с этим американским журналистом. Дело в том, что написан и напечатан он был тридцать пять лет назад! Публикация у меня не сохранилась. Компьютеров у нас в те времена и в помине не было, а оксфордский студент Тимоти Бернерс Ли даже не подозревал, что создаст Интернет и получит за это рыцарский титул…

Улыбка Чеширского кота

 Высокий, худощавый, с хищным носом и глубоко посаженными глазами, 69-летний американец был похож на коварного шпиона из старых советских фильмов. Говорил он почти без акцента. На мой вопрос, откуда он так хорошо знает русский, Генри Грис туманно ответил, что во время Второй мировой «сидел на русских перехватах». Впрочем, мне не было до этого никакого дела. Кроме одного - в поездке я должен был переводить ему… с русского. Официально он его не знал. Неплохая журналистская уловка… 

Мы летели в Сухуми, куда нас вёл наш транскавказский вояж за бессмертием. Точнее - за рецептом эликсира молодости. Вспомнив Мафусаила, жившего 969 лет, его 777-летнего отца Ламеха, наконец, Ноя, чей век составил 350 лет, Грис заметил мне, что дыма без огня не бывает: не только Библия, но и более поздние тексты полны упоминаний о персонажах, чей век составил не одну сотню лет. Припомнил он и графа Сен-Жермена, и кого-то ещё, но козырем в его колоде был Вечный жид - Агасфер, являвшийся в разные времена в разных обличьях. Генри был убеждён, что персонаж сей - богатый сапожник, не позволивший Спасителю на крестном пути прислониться к стене его дома и даже бросивший в Него камень, - так же реален, как сам Иисус, Понтий Пилат или апостолы… 

 Хроники разных веков описывают Агасфера по-разному. Одни говорят о старце, другие - о мужчине средних лет. Столь разные свидетельства очевидцев объясняются просто: скиталец был проклят в возрасте 30 лет, и с тех пор он каждый раз стареет до ста лет, после чего вновь становится тридцатилетним. 

 Американец вполне допускал, что Вечный жид и сегодня бродит по свету. Ничем не отличаясь от нас. Кроме одного страстного желания - не жить больше, а, наконец, умереть!

Генри не был охотником за сенсациями, он создавал их сам. Кавказ, по его убеждению, был одним из нескольких мировых центров, владеющих тайным знанием, которое дарует долголетие. (Зря, что ли, наше Агентство печати «Новости» рассылало по всему свету фотоочерки с гарцующими на скакунах столетними джигитами, пляшущими старцами ансамбля «Нартаа» и прочими экзотическими персонажами, топчущими землю вторую сотню лет!)

Миллион долларов, который еженедельник «Нэшнл инквайрер» обещал нашедшему реальный рецепт эликсира молодости и доказавшему, что он действительно его нашёл, Грис не собирался уступать никому… 
Вообще-то, гонки за этим рецептом начались не вчера. Начиная со времён Древнего Рима, вся история магии и средневековой алхимии - поиски бесценного эликсира.

Алхимики были убеждены: могущественное лекарство от всех болезней, продлевающее жизнь, - не что иное, как спиртовой раствор «философского камня». Они изводили необходимые для этого золото (хранящее жизненное тепло), драгоценные камни и многое другое. Получалось всё что угодно, кроме самого «камня». Но, вопреки всем неудачам и разочарованиям, этот безумный поиск не прекращался. И принёс богатый урожай «рецептов молодости». Множество их сгорело вместе с чернокнижниками в кострах инквизиции. 

Но кое-что из глубин времени всё же дошло и до наших дней.

К примеру - информация о «терьяке». Это магическое средство изготовлялось по крайне сложным рецептам, с соблюдением строжайших тайн и предназначалось лишь для самых высокопоставленных особ. 
Образцом для изготовления служил терьяк царя Митридата Понтийского, который, как гласит предание, ежедневно принимал это средство, чтобы избежать болезней и старости, а также для защиты от отравлений. В его состав входило более 50 компонентов - различные лекарственные растения, мёд, минеральные соли и, конечно же, - мясо гадюки.

По словам знаменитого врача Клавдия Галена, в обязанности которого входило готовить терьяк для кесаря, эликсир не только избавлял от всевозможных недугов, но обострял слух и зрение, сохраняя свои целительные свойства в течение нескольких лет.

Знание состава «эликсира жизни» приписывали епископу Аллену де Лисле (XIII в.). В 50 лет, гласит предание, епископ едва не умер, но ему удалось при помощи этого эликсира продлить свою жизнь ещё на 60 лет.

Человечество беспрестанно стучалось в двери бессмертия, и порой казалось, что они вот-вот откроются… В такие моменты в мире обычно появлялось какое-нибудь новое лекарство.

Одно из самых сенсационных событий в истории борьбы со старением случилось в 1889 году в Париже. Это были эксперименты Шарля Броуна-Секара. На заседании Биологического общества 72-летний учёный сообщил, как ему удалось восстановить свои физические и психические силы, которые ещё несколько лет назад были на исходе. Он сделал себе инъекции вытяжки из раздавленных половых желёз морской свинки - и почувствовал себя помолодевшим, как физически, так и умственно лет на тридцать… Французская фармакология тут же начала массовый выпуск «сперматина» - вытяжки из половых желёз животных. Суперлекарство мгновенно стало признанным средством от возрастных болезней. Правда, сам автор «рецепта» вскоре покинул сей бренный мир…

Эстафету француза подхватил в начале XX века его русский коллега Сергей Воронов. Он сделал десятки операций по пересадке семенников павианов одряхлевшим людям. Старики становились бодрыми, к ним возвращались память, половая энергия, и выглядели они значительно моложе своих лет. 

Однако сенсационный успех оказался кратковременным. Выяснилось, что ткань пересаженных семенников быстро разрушается в организме. И во многих случаях такое лечение давало отрицательный эффект… 

Следующим в этой гонке стал академик Александр Богомолец. В 1929 году он открыл так называемую антиретикулярную цитотоксическую сыворотку (АЦС), усиливающую защитные функции организма. Сыворотка была эффективна при лечении некоторых заболеваний и вскоре стала восприниматься как могучее универсальное лекарство, а затем и средство продления жизни! Но «эликсир жизни» не спас даже своего создателя - Богомолец умер в 64 года.

В каком бы направлении ни шли искания, неуловимый эликсир неизменно ускользал прямо из рук. Как Чеширский Кот, который, исчезая, оставлял вместо себя свою улыбку. Но одержимые упрямцы вновь и вновь отправлялись на его поиски.
Куда?!
«- Куда-нибудь ты обязательно попадешь, - сказал Кот. - Нужно только достаточно долго идти»… 

За своим рецептом бессмертия мы отправились из Сухуми. Об этом в памяти лишь фрагменты. 

Сухой зной. Нашествие огромных медуз… Горбоносые, похожие на матадоров (белый верх, чёрный низ) парни подпирают парапет, жадно высматривая на набережной белокурых курортниц… Быстроглазый маленький фотограф Жан, «арендованный» Грисом у местной газеты. Как выяснится позже, - отменный профессионал… Костя, грузный «обкомовец» лет сорока, приставленный к нам в качестве толмача на время поездки по аулам, отрекомендовался «народным поэтом». Прочувствованно, повлажневшим голосом поведал американцу: «В этих горах прошла моя комсомольская юность!»... Переведи ему! - строго велел он мне. 
Я перевел. 
- Unbelievable!2- вежливо изумился Генри.

Зачем птице очки?

В небольшом абхазском селе Члоу, у подножия Кавказских гор, Миха Джобуа вспоминал о русско-турецкой войне 1877 года, во время которой он был совсем юным джигитом, о волосатых «лесных людях», о «большом снеге» (небывалый снегопад в 1911 году) и многом другом, что хранилось в недрах его памяти. Длинноусые старики за столом одобрительно кивали головами и цокали, ибо память у Михи была превосходной, а в его 125 лет ему было что вспомнить.

К тому моменту, когда небо над Члоу стало того же цвета, что и вино в наших стаканах, Миха признался, что его двоюродному деду было почти 200 лет. 

Поди проверь! И тогда я зачем-то спросил:

- А очки он носил?
По молчанию за столом я понял бестактность и никчёмность вопроса. Не удостоив меня взглядом, старый джигит спокойно ответил:
- Зачем очки? Когда он открывал глаза, он видел как птица. Но к тому времени он уже устал смотреть на мир...

И длинноусые энергично закивали и зацокали, подтверждая истинность его слов. Многие из них помнили почтенного старца. И в этом не было ничего удивительного - как нам объяснили позже, в Члоу ещё недавно насчитывалось около 40 человек минимум 90-летнего возраста. Говорю «минимум», так как уже через несколько дней выяснилось, что старые апсуа (по-абхазски - «люди души») не прочь сбавить себе десяток-другой лет. Как пояснил 106-летний Махти Таркил из Дурипша, настоящий мужчина - мужчина и в 100 лет, а это значит, что, овдовев, он может и посвататься. И очередной невесте не обязательно знать, сколько ему лет.

Впрочем, только ли сбавить? А может, и прибавить? Эта мысль поселилась во мне, едва мы убедились, что все возрастные записи делались здесь со слов самих старцев.

Очутившись в этой стране, мы быстро уяснили, что дорогу здесь лучше искать самому. Первый же встречный, у которого я однажды спросил, как проехать в село Атара, где мы надеялись навестить 119-летнего Селаха Бутбу, охотно вызвался проводить нас. И привёл к себе домой, где к концу многолюдного застолья мы уже напрочь забыли и о цели и о направлении. Ещё я понял, сколь тщетны любые попытки на глаз угадать возраст голубоглазых седоусых джентльменов с осиными талиями и белозубой улыбкой - им с равным успехом могло оказаться вдвое больше (или меньше - не вдвое, конечно)…

Не суетись

Итак, мы сидим в Члоу, за нашей спиной - тёмная громада Кавказских гор.

- Миха, почему вы, абхазы, так долго живёте?
- А куда нам спешить?
- Но и мы бы хотели жить столько. Скажи, как вам это удаётся? Что для этого надо делать?
- Не суетись, сынок…

Для начала уже кое-что. Помолчав, старец снова повернулся ко мне и отверз уста. Но вместо формулы жизни, Миха во всю мочь загорланил песню. Мужчины за столом подхватили, и в ночи грянуло мощное семиголосое пение, под которое вышел в пляс 99-летний Тандел Джобуа. За ним, подвернув рукава черкески, ринулся в круг Туш Шинкуба. Этот был вроде постарше… Откуда-то возник задавший ритм барабан… Танцевальная дуэль длилась минут десять. Ничуть не запыхавшись, лишь поправив серебряный пояс с кинжалом, Тандел уселся и залил «изабеллой» пылавшие в нём остатки танца…

Сколько ещё я встречал в селах Абхазии таких старцев! Похоже, природа создавала их из какой-то особо прочной, ноской плоти. 

По мнению геронтологов, одно из свойств долгожителей - очень сильный иммунитет: абхазские старцы болеют крайне редко. 

А тем временем 125-летний Миха Джобуа, ничуть не озабоченный тем, что его долголетие - «головная боль» науки, лишь посмеивается да пожимает плечами на все наши попытки выудить из него хоть какой-то секрет:
- Откуда мне знать? Мать моя жила сто один год, отец - сто сорок... И деды, и прадеды наши жили долго. А я что - хуже их?

Умный в гору не пойдёт?

На Земле есть несколько мест, где люди по какой-то ещё до конца не выясненной причине живут дольше обычного. Одно из них - Кавказ. Другое - долина Вилкабамба, расположенная на высоте 1500 метров в эквадорских Андах.

Возраст многих её жителей - 100 и 120 лет. Что подтверждали записи о рождении в церковных книгах. 
Специалисты объясняют это сочетанием своеобразного климата с чистотой экологии, постоянным физическим трудом (большинство столетних - фермеры), а также довольно скудной, но здоровой диетой. Местная же легенда гласит, что весь секрет - в богатой минералами, прозрачной воде, водопады которой низвергаются с Анд и несут долголетие жителям долины. Долгожителями здесь были многие поколения, поэтому учёные всё же склоняются к мысли, что дело тут в каком-то определённом гене…

Переезжая из селения в селение, добираясь до горных аулов, мы всё чаще задавались вопросом: гены генами, но среди абхазов, живущих в долинах, столетних что-то не наблюдается… В чём тут ещё дело? Особые свойства горного воздуха, воды или почвы, дарующие некий «витамин долголетия»? 

Американский учёный Мортон Уолкер, изучавший долгожителей Вилкабамбы, утверждает, что эти люди, перешагнувшие столетний рубеж, абсолютно здоровы и сохранили все свои способности главным образом благодаря диете и физической активности. Горцы трудятся на своих полях шесть дней в неделю, проводя там многие часы. Их питание несколько напоминает кавказское - преимущественно растительные и молочные продукты, иногда и мясо в небольших количествах. Низкая калорийность пищи, конечно же, чистота воды, в почве - благоприятный набор необходимых для здоровой жизни минеральных веществ и химических элементов. 

Более всего учёных удивило, что здешние мужчины даже в возрасте ста и более лет были способны зачать ребёнка. В одном из исследований здоровая сперма была получена от 119-летнего старика. 

Выходит, секрет долголетия простой - живи в горах, будь вегетарианцем, постоянно двигайся и не меняй ритма жизни! 

Но много ли найдётся тех, кто захочет жить в таких условиях, пусть даже 100 лет? 

Смог бы я, например, отказаться от привычных «благ» цивилизации и продлить себе жизнь, поселившись в горах?
Нет, я не был готов к такому подвигу…
- А ты? - спросил я у Генри.
- Шутишь?! 

Впрочем, цивилизация давно проникла и сюда, но старые хитрецы и тут нашли компромисс. 99-летний Тандел Джобуа совершенно игнорирует холодильник (здесь не едят пищу, приготовленную вчера), но с удовольствием смотрит телевизор. 119-летний Селах Бутба садится в седло, когда хочет навестить сестру в полусотне вёрст от дома, хотя вполне мог бы добраться машиной или автобусом. А 106-летний Махти Таркил из Дурипша, в чьём двухэтажном доме есть отличная ванна, предпочитает ежедневное купание в ледяном горном ручье. 

Словом, они вполне сосуществуют с благами цивилизации, но берут от них лишь в той мере, в какой это не нарушает их устоявшегося образа жизни. За долгий свой век они крайне редко покидают родные края. Словно понимают каким-то шестым чувством, что в этом залог их долгой и здоровой жизни.

И тут вспоминаются слова, сказанные нам 110-летней Кристиной Адзуба: 
- Есть что-то особенное в наших местах, в нашей жизни здесь...
Но только ли здесь? И только ли в этом?

продолжение дальше...

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments