marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Category:

Кацы предлагают сдаться!

«Кремлёвские сидельцы» средней руки, представители массива власти второго и третьего эшелонов – склонны сегодня к депрессии и панике.

Они считают, что (под руководством их коллектива) дальше будет «только хуже», и никто не верит, что современная РФ выкрутится из ситуации, в которой её ломает об колено коллективный Запад.

«Ну а если академически, то никто из них не верит в возможность транзита системы. Никто»[1]. 

И здесь очень тесно переплетаются проблемы страны, в 90-е доверившейся подонкам, и проблемы самих подонков, карманников, ставших «замминистрами» и «начальниками отделов». 

Если изучать их сознание, то это очень тёмный и разорванный мир социопатов, в котором социопат считает себя одновременно и «всего лучшего достойным» и при этом «никому не обязанным», хочет, чтобы все его слушались и уважали – но так, чтобы ему это ничего не стоило, никаких «напрягов» не сулило. Они мечтают быть одновременно «ленивыми и грозными», «авторитетными лежебоками», «капитулянтами» и «триумфаторами» в одном флаконе…

Этот мир социопата очень слабо коррелирует с объективной реальностью. Он не учитывает законы естества и Вселенной, зато выдумывает какие-то свои умозрительные комбинации, как они хотели бы жить, и как они сперва (все эти Немцовы) собирались жить:

Желание быть геополитически-беззубым, рептильно-пресмыкающимся, никчёмным – и при этом очень обеспеченным и очень хорошо оплачиваемым. Нетребовательным к себе, распущенным, во всех смыслах паразитом – но при этом никем не раздавленным.

Они ведь как думали, недоросли «перестройки», придурки, формировавшиеся в 70-80е годы, на которые пришлась их молодость? Они думали: «мы будем правильными – и нас за это будут премировать. Осыпать наградами. Мы делаем, что нам велят – а нам за это ништяков и вкусняшек».

Такова была схема отношений между позднекомсомольцами и КПСС эпохи Брежнева. Человек был ершист, хулиганист, а власть взвалила на себя заботу о нём и выкупала его лояльность всякими пряниками без кнутов. По схеме – «делаешь, что мы сказали – получаешь, что мы обещали».

И придурки думали, что с США они будут жить, как с дедушкой Брежневым, только ещё сытнее и роскошнее. Они рассчитывали на схему «лояльность – поощрение» в рамках собственной дремучей «совковости».

Но Запад, рынок и капитализм – это не дед Мороз, чтобы подарки за стихи выдавать. Лояльность раба для рабовладельца – вовсе не повод награждать и баловать, а обычная норма жизни, прямая обязанность раба. За послушность и благонравие рабу ничего не должны, кроме того, что его, может быть, не убивают, да и то не всегда.

 

Психология рабовладения, полностью скалькированная современной Американской Империей описывалась ещё философом Мамардашвилли. Согласно его открытию, рабство есть страх смерти.

В античном мире, кто не боялся смерти, сражался, побеждал или погибал, но в рабы не шёл. В рабы поступали трусы, которые сдались, то есть уже сломленные и «опущенные» люди. Сегодня, конечно, терминология другая – но суть осталась прежней.

Страх смерти парализует в человеке сопротивление, а раз он не сопротивляется – его угоняют в рабство. Не хочешь такого исхода – дерись насмерть. Это не договорной матч и не КВН, не веселуха и не ринг с рефери. Это драка без правил, без судей, только между тобой и твоим поработителем. В этой драке за «как жить» некому утирать тебе сопли и накладывать швы на раны: дедушка Брежнев умер! И потому ты должен наплевать на все травмы в бою, не плакать – потому что слёзы бесполезны:

И ран глубоких он не замечал,
И наносил отменные удары…

А что означает в этой драке миролюбие? Оно означает покорность, вызванный страхом боя. Мы сказали американцам, что хотим с ними дружить; они же это поняли так, что мы – сломлены, стали «опущенными», согласны быть рабами, безропотно принимать любое унижение и даже саму смерть из их, хозяйских, рук.

Пора понять, что в психологии рабовладельческого мира все и всяческие ваши права кончаются сразу же, как только вы сдались на милость победителя. Вы перестаёте быть и гражданином, и человеком, и предметом гуманного обращения. Если хрюшка не сбежала по дороге на мясокомбинат, рискнув при этом всем – из неё делают тушенку.

 

И единственный шанс – прыгать с кузова, хотя это чревато травмой при падении, болью, усталостью бегства, голодом в диком лесу и т.п. Это чревато всем тем, что выпало на долю КНДР, Венесуэлы и других народов, убегающих от мясника.

Человек, который хочет иметь свою волю – должен её отстаивать в драке без правил. Потому что это давно не брежнеский "детсад для великовозрастных детин" с заботливыми воспитательницами! Здесь всё по взрослому!

Ты только начнёшь фразу «я считаю, что…» - а США, даже не дождавшись конца фразы, тут же холодно поинтересуются:

-А с чего ты, мясо, решил, что имеешь право считать?! Кто это, интересно, тебе, буженина, слово давал?!

Тут есть только два состояния: раб или воин.

 

Если раб – то живёшь как прикажут и умираешь когда прикажут. Если воин – то взвалил на себя всю полноту спектра сопротивления: никто не даст тебе ни оружия, ни продовольствия, ни тренеров, ни инструкторов, всё это нужно самому обрести в борьбе.

У марионеточных режимов, вроде Грузии или Украины, чем кормить или вооружить армию – не забота инфантильных дегенератов, посаженных изображать «старост при гитлеровском командовании» или «раджей при английском вице-короле Индии». Американцы будут думать за марионеток – чем армию вооружить, из каких фондов обмундировать и накормить, как построить, куда послать, как вообще содержать весь этот невообразимый аппарат насилия…

Привыкшие так жить ельциноиды и чубайсята забавно возмущаются, что Американская Империя не хочет финансировать их борьбу с... Американской Империей! Отказывается кормить вражескую армию и трубопроводы перерезает! Как неделикатно - мы собрались с Америкой бороться, а где ж мы, Америка, харчеваться будем?!

У режимов, выбравших самостоятельность – все проблемы падают на плечи их национальной власти. И как удержать фронт от ломящихся к тебе каннибалов, и чем накормить тыл. И чем объединить людей в стране, чтобы люди в режиме конкуренции друг друга не перебили, не дожидаясь врага…

Суверенная власть – выходит из зоны комфорта тупого ворья, вроде покойного Немцова – одновременно и в пламень и в лютый мороз.

 

«Попробовать на вкус настоящей борьбы» - это вам не договорные матчи между марионетками олигархического ворья, режиссируемые в американском посольстве! В режиме подлинной борьбы за выживание – каждая твоя глупость, халатность, промашка, неверный расчёт – делают тебя уязвимым для оружия врага.

Ученик, который неправильно посчитал в тетрадке – получит двойку, может быть, подзатыльник – но после этого всё равно тёплый ужин. Правитель-суверен, который ошибся в расчётах – платит за это жизнью, а не «двойкой» от нестрашной Марьи Ивановны. Экзамены у него принимает вовсе не очкастый добряк с лысиной, а такое чудище, что, евангельским языком – «кто подобен Зверю сему?».

А проклятые (трижды!) недоросли перестройки, вороватые «комсомольчики», весельчаки КВН-ов, так не привыкли и так не хотят. Они хотят, чтобы враг оценил, какие они «душки» и «конструктивно-прогрессивные». Они не понимают, что их враг уважает только силу, настоящую, ни разу не договорную, а явленную в раскалённом бою. Этот враг вырос из пиратов и убийц колонизации, он формировался веками, он никогда не оценит «душек», «пусечек» и «лапушек».

Декоративная собачка привыкла ходить перед добрым дядькой на задних лапках, кувыркаться на щелчок и за это получала вкусняшки. И привыкла, решив, что это и есть жизнь. А когда её бросили в клетку ко льву – она пытается повторить тот же фокус: ходит перед львом на задних лапках, делает умильную мордочку, пытается выклянчить себе (у льва!!!) кусочек его трапезы…

Что же сделает лев? Не вспоминайте сентиментального рассказа Льва Толстого, в котором лев пощадил одну из сотни брошенных к нему собачек! Лев угодничающую перед ним дрессированную собачку ударит и сожрёт, с очень высокой долей вероятности. Лев не умеет умиляться фокусам, как дедушка Брежнев умилялся, бывало. Лев не съест только того, кто клыками, когтями, чем угодно (включая и хитрость) – отобьётся от него.

Вступая на путь борьбы против порабощения – человек берёт на себя всю полноту ответственности за все свои действия, нужды и потребности. В драке без правил не прокатят вопли «кремлёвских» - типа «так нечестно!», «мы так не играем!» и т.п.

Потому что с вами, ребята, никто не играет и это вам не бейсбол. Вас ломают, чтобы потом расчленить и сожрать. Невозможно отбиваться от мирового хищника, сопоставимого с 3-м Рейхом Гитлера – и при этом сохранять свою тунеядскую комфортность «министров-бездельников», «власти-паразита».

Прежде, чем открывать рот со своим «мнением» - проверьте, есть ли в руке нож, заставляющий ваше мнение уважать.

Встроится в Запад так, как вы мечтали в начале 90-х, по-брежневски, по-советски, так, как Тыва или Монголия встроились в СССР – не получится. Это в СССР можно было постучаться нищим – и стать членом семьи.
На Запад или въезжают на белом коне победителя, или заходят с колодкой раба на шее. Ладно ещё, если раба, а не просто мясной дичи!

Вся эта сволочная «елита», мечтающая совмещать величие державы с собственным беззаботным сверхкомфортом, мозгами – дитя. Злое, растленное, жестокое – но дитя по уму.

 

Она реально мечтала «вписаться» в Запад так, чтобы Запад стал бы донором, будто Россия Монголии, на правах приёмного дитяти к усыновителям в богатый дом. А когда эти влажные фантазии о «заморском принце» не сбылись… Когда «принц» превратился в сутенёра, продающего «принцессу» за пятак любому портовому грузчику – в Кремле заплакала «обманутая любовь».

Формула «лояльность в обмен на привилегии» не сработала. Формула «мы выразим свою обиду – и они устыдятся» тоже. Они не собираются баловать рабов комфортом за покорность, и не склонны стыдиться ничего на свете. После того, как в 1991 году мы без боя(!) капитулировали – они не могут нас рассматривать иначе, кроме как говорящих орудий и двуногого скота. Всякая попытка скота «права качать» - вызывает сперва смех, а потом гнев и ярость рабовладельцев.

Это и ввело брежневского разлива постаревшую «молодёжь» в россиянской «елите» в печаль, пессимизм и психологический ступор.

Потому «Йеху Москвы» и фиксирует совершенно правдоподобный факт: около полудюжины разговоров с экспертами, приближёнными к Кремлю, и не отличающихся оппозиционностью – показали, что «эксперды» - скрытые «всепропальщики»[2]. Как уверяет эфир «Йеху» - «Их оценки настоящего и перспектив по существу совпали: то, что мы считаем сегодня задницей, завтра покажется конфеткой. Ну а если академически, то никто из них не верит в возможность транзита системы. Никто».

Хоть имён не разглашают – склонен верить, что разговоры действительно имели место. И ответ тоже вызывает у меня доверие: нет, это не придумано! Считайте меня доверчивым, но я верю, что «Йеху Москвы» в данном конкретном случае не врёт!

Ельцинская мразь, выросшая на растащиловке - вороватая, крайне-ограниченная и духовно-бесплодная, сластолюбивая и зоологически-эгоистичная жаба. В подлинно-суверенном, настоящем государстве она как земноводное в небе над облаками. Это как лягушка выше грозовой тучи. Чем ей летать? Перепонками?!

Одна из самых очевидных драм путинской эпохи – Путин пытается заставить летать тех, кто рождён ползать. Он отлавливает в зловонном болоте приватизации змей, пиявок, прочую слизистую мерзость, делает из них «журавлики» и отправляет в полёт… И вот глисты в зоне облачности болтаются, дрожат и стонут: «у системы нет транзита».

Если система это вы, ребята – то да, согласен: у системы нет транзита. Человек, который стремится одновременно и безоговорочно капитулировать, и считать себя при этом победителем, требуя лаврового венка стратега – просто идиот и никто больше.

И у идиотов «транзита» в иное состояние не существует. Медицина ещё не достигла таких высот.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 26 апреля 2019

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments