marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Categories:

Вместо секса, которого не было, в СССР было кое-что покруче...

Мы про­де­лы­ва­ли с ней ЭТО мно­же­ство раз. 

В самых раз­но­об­раз­ных позах, но обычно всё же ближе всего к мис­си­о­нер­ской.

Чаще всего на диване, но и кресло вни­ма­ни­ем не об­хо­ди­ли.

Без раз­ни­цы где  - или в своей ком­на­те (ну, у кого она была, ком­на­та то есть), или в зале. 

Зала - так на­зы­ва­лась самая боль­шая ком­на­та в квар­ти­ре, где стоял те­ле­ви­зор - сна­ча­ла чёрно-белый, а потом и цвет­ной, здо­ро­вен­ный ящик с по­ли­ро­ван­ны­ми стен­ка­ми, Рубин, или Рекорд - и непре­мен­ная стенка с хру­ста­лём.

Кое у кого она, вместе с со­дер­жи­мым, ещё со­хра­нилась.  Стенка то есть. У меня, на­при­мер. Ну ладно, не о том речь.

Так вот, обычно в ком­на­те, но часто и на кухне, даже во время еды. Да что там на кухне  - бывало, и не раз, и в туа­ле­те! Да-да, чего уж там.

Кстати, как потом вы­яс­ни­лось, таких... эээ ... лю­би­те­лей не так уж и мало! Во всяком случае, тех, кто про­бо­вал, куда больше, чем не спо­до­бив­ших­ся. 

Причём и утром, и днём, и ве­че­ром. Ну ко­неч­но, утром в ос­нов­ном по вы­ход­ным, потому как были дела другие, неот­лож­ные. Да скорее не то чтобы неот­лож­ные, но ко­то­ры­ми было неже­ла­тель­но  ман­ки­ро­вать.

Но чем бы мы не за­ни­ма­лись, мысли ча­стень­ко воз­вра­ща­лись к тому мо­мен­ту, когда можно будет... ну вы поняли...

Осо­бен­но сложно было до­ждать­ся мо­мен­та уеди­не­ния, когда она была чужой. Но и удо­воль­ствие воз­рас­та­ло мно­го­крат­но, так что оно вполне того стоило.

Вообще-то у кого-то их было много, и очень при­вле­ка­тель­ных, а у кого-то на­о­бо­рот. Те, у кого их было много, время о вре­ме­ни де­ли­лись, давая по­поль­зо­вать­ся только про­ве­рен­ным дру­зьям. 

Да, вот такие были тогда, во вре­ме­на ис­то­ри­че­ско­го ма­те­ри­а­лиз­ма, нравы.

Это сейчас, когда почти любая из них (да прак­ти­че­ски без почти) до­ступ­на всем и каж­до­му, ну кроме уж совсем редких/уни­каль­ных, ка­жет­ся непо­нят­ным, почему/с чего кипели такие стра­сти. Ведь есть на любой вкус. А тогда... 

Нет, обыч­ных и про­стых, в плохом смысле, то есть никому не нужных и неин­те­рес­ных, хва­та­ло.  Но хо­те­лось-то дру­го­го - чтобы дух за­хва­ты­ва­ло от того, что вот сейчас она в твоих руках, и вы вдвоём в доме (или ещё где), и она - твоя, и вот прямо сейчас вы при­сту­пи­те...

Чего греха таить, многие, у ко­то­рых не было воз­мож­но­сти, или не по­лу­ча­лось, за­ви­до­ва­ли счаст­лив­чи­кам, не скры­вав­шим своих чувств от об­ла­да­ния ею - да на­о­бо­рот, хва­лив­ших­ся этим, и по­дроб­но, со смаком, об­суж­дав­ших её с такими же. Счаст­лив­чи­ка­ми то есть, на за­висть окру­жа­ю­щим неудач­ни­кам.

Но самое слад­кое  - это за­брать­ся с ней ночью под одеяло, наивно думая, что никто этого не видит/за­ме­тил, и...

Одеяло то­пор­щи­лось ха­рак­тер­ным горбом, время от вре­ме­ни при­хо­ди­лось менять позу, потому что руки за­те­ка­ли, было жарко и душно, но все эти неудоб­ства были такой ме­ло­чью! По срав­не­нию с по­лу­ча­е­мым удо­воль­стви­ем то есть. 

Утром за это при­хо­ди­лось рас­пла­чи­вать­ся, недо­сы­пом (хотя по мо­ло­до­сти это не более чем не стоящая упо­ми­на­ния мелочь) и по­крас­нев­ши­ми гла­за­ми. 

Потому что читать с фо­на­ри­ком под оде­я­лом всё же и неудоб­но, и вредно. Для глаз то есть.

Да-да, я о книгах. А вы чего по­ду­ма­ли?

Ан­то­ло­гия за­ру­беж­ной фан­та­сти­ки, сбор­ни­ки На суше и на мореИс­ка­тель, так на­зы­ва­е­мые тол­стые жур­на­лы... Да в до­ступ­ных Химии и жизни, или в Знании-силе, ре­гу­ляр­но пуб­ли­ко­ва­лись ше­дев­ры. 

Но всё равно  - хо­ро­ших книг не хва­та­ло.

Ну как хо­ро­ших? Кому-то серия про Ан­же­ли­ку, или дрю­о­нов­ские Проклятые короли ка­за­лись верхом  же­ла­е­мо­го. А уж Дюма, Стру­гац­кие, Лем, Са­ба­ти­ни, Пикуль, Жюль Верн, Конан Дойль, Бул­га­ков...

Читали всё подряд, от, если можно так вы­ра­зить­ся, попсы до тя­жё­ло­го рока, в книж­ном, ра­зу­ме­ет­ся, смысле.

Кстати, Бул­га­ко­ва я впер­вые про­чи­тал в начале 80-х, когда вместе с про­грамм­ных обес­пе­че­ни­ем в наш отдел АСУ доб­ро­же­ла­те­ли под­ки­ну­ли несколь­ко лент с тек­ста­ми Ма­сте­ра и Мар­га­ри­ты, Со­ба­чье­го сердца, Роковых яиц и про­че­го. Я имею ввиду, не только Бул­га­ко­ва.

Да вот хотя бы:

  И не только.

Вот на таких вот здо­ро­вен­ных и тя­жё­лых ка­туш­ках, ко­то­рые чи­та­лись (вво­ди­лись) на мон­стру­оз­ных маг­ни­то­фо­нах,

на­по­до­бие этих. Правда, кра­сав­цы?

Мы всеми прав­да­ми и неправ­да­ми на­пра­ши­ва­лись в ночную смену, чтобы вволю по­пе­ча­тать де­фи­цит на то­гдаш­нем прин­те­ре,

АЦПУ на­зы­ва­ет­ся, то есть Ал­фа­вит­но-Циф­ро­вое Пе­ча­та­ю­щее Устрой­ство.

Ко­неч­но, не только для этого  - в отделе ра­бо­та­ло несколь­ко весьма...гм...при­вле­ка­тель­ных ба­ры­шень-опе­ра­то­ров, так эро­тич­но вста­вав­ших на эти, как их... цы­поч­ки, во! чтобы, на­при­мер, снять или по­ста­вить ка­туш­ку, а в ма­шин­ном зале была масса укром­ных ме­сте­чек, где можно было без помех об­сто­я­тель­но об­су­дить осо­бен­но­сти цикла DO-WHILE... или прак­ти­че­ские ас­пек­ты при­ме­не­ния ба­зи­ро­ван­ных пе­ре­мен­ных.

Пре­об­ла­да­ли, ко­неч­но, умные, но и кра­си­вых хва­та­ло. Я про ба­ры­шень. Впро­чем, об этом как-нибудь потом.  

Бумага бывала двух сортов, ну или видов. Или ру­лон­ная, или в пачках, пер­фо­ри­ро­ван­ная на сгибах. Осо­бен­но це­ни­лась фин­ская.  Для печати шла именно она, хотя и была до­воль­но редкой.

На АЦПУ ста­ви­лась новая кра­ся­щая лента, вот такая,

про­го­ня­лось листов 50, чтобы убрать лишнюю краску, и вперёд!

Тот же МиМ рас­пе­ча­ты­вал­ся, не со­врать бы, не помню уже, минут за 10-15.  По­лу­ча­лась стопка листов, круп­но­го фор­ма­та, А2(?). Они сги­ба­лись по­по­лам (текст был так от­фор­ма­ти­ро­ван, в две ко­лон­ки), и умель­цы пе­ре­пле­та­ли их.

От­да­ёшь ему, скажем, четыре эк­зем­пля­ра рас­пе­ча­ток  - по­лу­ча­ешь две пе­ре­пле­тён­ные книги, по­ло­ви­ну то есть, а вторую  - ему за работу.

У меня до сих пор хра­нит­ся несколь­ко штук.

Пачка си­га­рет  - для мас­шта­ба.

Их, кстати, до­воль­но охотно по­ку­па­ли, за пя­тё­роч­ку можно было про­дать неогра­ни­чен­ное ко­ли­че­ство. Но этим не гре­ши­ли  - раз­да­ва­ли или дарили своим - потому что органы были, ра­зу­ме­ет­ся,  в курсе, и хотя про пе­ча­та­ние знали (а по­про­буй утаи!) все  - от де­во­чек-опе­ра­то­ров до элек­трон­щи­ков, про­грам­ми­стов и их на­чаль­ни­ков , но не пре­пят­ство­ва­ли и не сви­реп­ство­ва­ли. Но любые по­пыт­ки по­лу­чить левый доход пре­се­ка­лись быстро и жёстко.

Сами ленты с ис­ход­ни­ка­ми хра­ни­лись среди архива, за­мас­ки­ро­ван­ные под копии про­грамм или данных, с на­клей­ка­ми типа  Цех № 2. Тех­но­ло­гия из­де­лий 5-8. Есте­ствен­но, всё это было сек­ре­том По­ли­ши­не­ля, но все делали вид...

И это только один из сек­ре­тов мно­го­чис­лен­ных со­вет­ских ОАСУ.

Ко­то­рые, сек­ре­ты то есть, совсем не были та­ко­вы­ми для тех, кто по­ни­ма­ет.

Ав­тор­ство:  Иоганн Вайс

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments