marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Category:

Пищевая капитуляция - 2

(окончание статьи)
Всего этого удалось достичь при полном одобрении Федеральной антимонопольной службы и предельно лояльном отношении властей всех уровней.
Фактически ТНК удалось захватить солидную долю российского рынка пищевой продукции без единого выстрела. 

Coca-Cola, например, ограничение ФАС обошла просто и изящно: чтобы не достигнуть с поглощением «Нидан» (её соки «Моя семья» и «Секрет фирмы» знают по рекламной фразе «А ты налей и отойди») критичной 35%-ной доли на рынке, заводы в 2010 году купило дочернее подразделение Coca-Cola — TCCC Bottling Investments Group (BIG).

Сама Россия стала для ТНК как ключевым рынком сбыта продукции, так и опорным пунктом, откуда корпорации поставляют свою продукцию в другие страны СНГ.

Бренды ТНК на российском рынке

Корпорация

Бренды

Coca-Cola Сompany

Coca-Cola, Fanta, Sprite, Powerade, Nestea, Schweppes, Pulpy, Rich, Nico, BonAqua, Burn, Gladiator, «Да!», «Моя семья», «Кружка и бочка», «Добрый», «Фруктайм».

Danone

«Простоквашино», «Активиа», Actimel, «Растишка», «Даниссимо», Danone, «Биобаланс», «Актуаль», «Смешарики», «Тёма», каши Nutrilon, молочные смеси и каши «Малютка», молочные смеси «Малыш», воды Evian, Volvic и Badoit.

General Mills

Производственных мощностей в России нет. Реализует импортированные из США консервы «Зелёный великан», мороженое Häagen-Dazs, батончики и мюсли Nature Valley.

Kellogg

«Любятово», «Янтарь», «Удивляндия», «Фантекс».

Mars

M&M's, Snickers, Mars, Dove, Milky Way, Skittles, Twix, Bounty, Celebrations, Starburst (конфеты), Rondo, Tunes, Pedigree, Whiskas, Kitekat, Chappi, Sheba, Cesar, Perfect Fit, Royal Canin, Uncle Ben's, Dolmio, Juicy Fruit, Spearmint, А. Коркунов и Buckwood.

Mondelez International

Alpen Gold, Milka, «Воздушный», Toblerone, шоколадные конфеты «Чудный вечер» и Cote d’Or, кофе Carte Noire, Jacobs и Maxwell House, картофельные чипсы Estrella.

Kraft Heinz Company

Детское питание «Умница», «Пикадор», «Моя семья», «Мечта хозяйки», «Деревенское мягкое», HP, Lea & Perrins, «Уочестер».

Nestlé

Nescafé, «КитКат», Nesquik, «Экстрем», «Россия — щедрая душа», «Бон Пари», Nuts, «Золотая марка», Maggi, Perrier, Friskies, Felix, Purina ONE, Gourmet, «Дарлинг»

Ferrero SpA

Kinder Chocolate, Raffaello, Nutella и «Kinder Сюрприз».

PepsiCo

Pepsi, 7up, Mountain Dew, Mirinda, Aqua Minerale, «Русский Дар», «Я», J-7

«Тонус», «Фруктовый Сад», Tropicana, Frustyle, Lay's, Cheetos, «Xpycteam», Adrenaline Rush, «Домик в деревне», «Агуша», Bio Max, «Имунеле», «Здрайверы», «Веселый «Молочник», «Чудо», «Чудо-Ягода», «Ессентуки», «Ламбер», 100% Gold, «Родники России», «Любимый сад», «Фругурт», «33 коровы», «Профилакт 120\80», «Гранфор», «Кубанская бурёнка»

Unilever

Lipton, Brooke Bond, «Беседа», Calvé, Crème Bonjour, Rama, «Пышка», Knorr, «Балтимор» (кетчупы, томатная паста, майонезы, соусы, горчица, уксус), «Инмарко» (линейка мороженого).

Bunge

Подсолнечное масло «Олейна», IDEAL и «Масленица», «Розумниця», Primoliva

Anheuser-Busch InBev

Пиво BUD, «Клинское», «Сибирская Корона», Stella Artois, Lowenbrau, Brahma, Staropramen, «Тинькофф Авторское», Hoegaarden, «Толстяк» и Bagbier. На Украине — «Чернігівське», «Рогань», «Янтар», Stella Artois, Beck’s, Staropramen.

 

Например, на Украине и в Беларуси у Mars нет заводов — корпорации выгоднее завозить продукцию из России.

Беларусь и вовсе закрыта для пищевых корпораций, что вызвано не столько её малыми размерами, сколько активной ролью государства в регулировании пищевой промышленности и защитой отечественных производителей. В Доктрине национальной пищевой безопасности РБ до 2030 года концентрация и монополизация производства в пищевой промышленности отмечены как угрозы для государства. Однако ничто не мешает ТНК спокойно ввозить продукты из соседней России, а Сoca-Cola вполне успешно разливает минеральные воды и газированные напитки на своих белорусских предприятиях.

Кроме того, активы ТНК являются неприкосновенными: что бы ни происходило на постсоветском пространстве, элеваторы Cargill, заводы Bunge или Danone не подвергаются попыткам рейдерских захватов, а их продукция — бойкоту (формально Danone на Украине — это некогда активы российской «Юнимилк»).

В то же время методы хозяйствования у ТНК в России ничем не отличаются от традиционного подхода к ведению бизнеса в капиталистической экономике: к заводам зачастую относятся так же, как и к дойным коровам, которые нужно много доить и мало кормить.

Например, Coca-Cola, купившая «Нидан соки» за полмиллиарда долларов, в 2014 году закрыла два завода — в Новосибирске и Котельниках, лишив работы почти тысячу человек. Закрыть заводы пришлось после череды управленческих ошибок американских менеджеров корпорации. В 2017 году Coca-Cola закрылаПетербургский завод «Мултон» (работы лишились 40 человек).

Сергей Пластинин — один из учредителей «Вимм-Биль-Данн» и его дочь Кира. В 1992 году Кира была ребёнком, а её отец, не найдя сок на полках магазинов, купил концентрат, который разбавил водой. Вскоре Пластинин вместе партнёром Дубининым из немецкого концентрата на российской воде начал разливать сок в немецкую упаковку «Тетра Пак». Так из 50 тыс. долларов кредита «Сбербанка» выросла бизнес-империя «Вимм-Биль-Данн», которую в 2011 году продали PepsiCoза 3,8 млрд долларов.

К слову, в производстве соков с тех пор ничего не изменилось: в отличие от советских времён, его продолжают изготавливать из импортного концентрата (свой Россия не производит).

PepsiCo в России в период с 2015 по 2017 год избавилась от трёх заводов. «Данон» в 2015 году закрыла два своих завода в России (в Томске и Чебоксарах) по причине «серьёзного технологического износа заводов, их низкой рентабельности и падения уровня продаж», годом ранее по той же причине закрылся крупнейший молокозавод в Смоленской области. «Сан ИнБев» в 2014 году закрыла Ангарский пивоваренный завод, а перед тем — заводы в Перми, Курсе и Новочебоксарске; в 2015-м Carlsberg закрыла два завода в Красноярске и Челябинске из-за ужесточения законодательных требований и снижения спроса.

Потенциально опасным является дальнейшая концентрация российского пищепрома транснациональными корпорациями при условии полного бездействия антимонопольных органов. Главный риск — картельные сговоры и планомерное истребление местных производителей по образцу США, где концентрация пищевого капитала достигла угрожающих значений.

Министр Ткачёв прошлого века — сахарный магнат Михаил Терещенко. В 1917 году Терещенко стал сначала министром финансов, а позднее возглавил МИД во Временном правительстве России. Был членом правления Всероссийского общества сахарозаводчиков, созданного в 1887 году с целью монополизации рынка сахара. В сахарную монополию входили 206 из 226 существовавших тогда сахарных заводов.

«Сахарозаводчики  монополисты пользовались открытой поддержкой правительства. В 1895 г. был принят закон, по которому министерство финансов совместно с сахарозаводчиками определяло заранее на год вперёд норму потребления сахара в стране (по 10,5 фунтов в год, а в Англии в это время душевое потребление составляло 92 фунта в год). Сахар, произведённый сверх этой нормы, следовало вывозить за границу и продавать там по демпинговым ценам, ниже цен всероссийского рынка. Так, если внутри страны цена на сахар-рафинад — 6 рублей 15 копеек за пуд, то в Лондоне он продавался по цене 2 рубля 38 копеек за пуд. На монопольных предприятиях широко использовался низкооплачиваемый труд женщин и малолетних. В 1912 г. месячная зарплата в среднем для всех квалифицированных рабочих по сахарной промышленности составляла: у мужчин  24,7 руб.; женщин  8,8; у малолетних мужского пола 9,2; женского  6,5 руб.».

Из истории российской пищевой промышленности.

В целом российская пищевая промышленность сейчас проходит те же этапы развития (с поправкой на современные реалии), что и её предшественница в конце XIX — начале ХХ века.

К слову, советская наука о пищевых монополиях знала почти всё, и в «Большой советской энциклопедии» была соответствующая статья.

Во-первых, продолжается концентрация капитала. Аналогичные процессы происходили и ранее. Так, в Москве число пекарен с 1879 по 1902 г. сократилось с 365 до 267 (на 27%). Но среднее число рабочих на одну пекарню возросло с 6,4 до 25,9. Шесть крупных фирм охватывали в 1905 г. свыше половины всей выпечки хлеба в Москве. Самой крупной была фирма Филиппова. В кондитерской промышленности 2% всех цензовых фабрик выпускали 23% общего количества кондитерских изделий. 8 крупных табачных фабрик вырабатывали свыше 50% всей табачной продукции. Соляное дело фактически находилось в руках синдиката, известного под названием «Океан». Он сосредотачивал 50% всей соледобычи на озере Баскунчак (Астраханская область).

Крупные союзные производители пищевой продукции

Компания

Профиль деятельности

ОСТ (РФ)

Производит алкогольную продукцию (ООО Черноголовский завод алкогольных напитков «ОСТ-Алко»), безалкогольные напитки («ОСТ-Аква»), стеклотару («ОСТ-Тара»), имеет девелоперский бизнес («ОСТ-Строй»). Отечественный конкурент PepsiCo и Coca-Cola. Бренды «Напитки из Черноголовки», «Черноголовская», Tisana, спиртные напитки «Богородская», «Стольная», «Шустовъ», слабоалкогольные коктейли «Джет» и Vintage

«Объединённые кондитеры» (РФ)

Крупнейший российский производитель шоколада и кондитерских изделий. Владеет фабриками и брендами «Красный Октябрь», «Бабаевский», «Рот Фронт» и ещё примерно десятком кондитерских фабрик. Конкурент Mondelez, Nestlé и Mars.

«Сады Придонья» (РФ)

Один из немногих российских производителей невосстановленных соков и детского питания. Отечественный конкурент PepsiCo и Coca-Cola.

КДВ групп (РФ)

Российский пищевой холдинг, специализирующийся на выпуске снэков и кондитерских изделий. Контролирует бренды «Кириешки», «Компашки», «Бабкины семечки», «Яшкино», Beerka, «Баренцев», «Бонди», Mini Free, «Чипсоны», «Хрустящий картофель», «Озёрский Сувенир». Конкурент Mondelez, Nestlé иMars.

Мацестинская чайная фабрика (РФ), Азерчай (Азербайджан)

Производители отечественного чая. Конкуренты Liptonпроизводства Unilеver.

«Санта Бремор» (РБ)

Белорусско-немецкое совместное предприятие, крупнейшая компания-производитель продуктов питания в Республике Беларусь. В портфель брендов компании входят более десяти торговых марок.

«Бабушкина крынка» (РБ)

Производит более 250 видов молочной продукции под тремя русскоязычными брендами: «Бабушкина крынка», «Весёлые внучата», «Энергия жизни». Конкуренты Danone.

«Савушкин продукт» (РБ)

Лидер молочной отрасли Республики Беларусь. Конкуренты Danone.

 

Стоит отметить, что в регионах России хватает местных конкурентов корпораций, в частности в сегменте молочных продуктов и кондитерских изделий.

Во-вторых, возникают новые пищевые, как правило, мелкие или средние пищевые производства, однако они не могут существенно изменить расклады на пищевом рынке. Корпорациям, например тому же McDonald's, удобнее и дешевле закупать кетчупы и соусы у российских заводов Kraft Heinz, чем у мелких российских производителей.

Однако если в конце XIX века транснациональные пищевые корпорации были слабы и только начинали процесс своей экспансии, последствия которой ощущали на себе в первую очередь страны Африки и Латинской Америки, то в XX веке ТНК смогли колонизировать практически весь мир, превратив государства в части глобальных производственных цепочек.

Если экваториальная Африка для Nestlé — это поставщик предельно дешёвых какао-бобов, зачастую полученных за счёт эксплуатации детского труда, то Россия — рынок сбыта для шоколада, обеспечивающий прибыль для материнской компании и экономию за счёт недорогой рабочей силы, а также аванпост для дальнейшей экспансии. Для пищевых ТНК важны не потребители, а рост биржевых котировок и дивидендов акционеров.

При этом сами корпорации неоднократно оказывались виновниками разнообразных пищевых скандалов, вызванных как нарушениями в процессе производства продуктов питания, так и пищевой «сегрегацией», когда в ходе практических экспериментов и лабораторных исследований выяснялось, что даже в Евросоюзе одни и те же марки продуктов, выпускаемые пищевыми ТНК, существенно отличаются по составу и качеству в зависимости от страны изготовления.

Например, «Нутелла» для стран Восточной Европы содержала больше пальмового масла, чем для стран западной части субконтинента, а чай в пакетиках для чехов был худшего качества, чем для австрийцев. Такой подход вызван не столько различиями в законодательном регулировании (оно в ЕС примерно одинаково), сколько желанием пищевых ТНК предельно увеличить прибыль, обосновывая различный состав тем, что в странах Восточной Европы продукты питания дешевле.

К слову, пространство для расширения на российском рынке у ТНК есть, о чём открыто говорят директоры корпораций.

«В России, по разным оценкам, около 29 млн кошек и 17 млн собак, то есть практически каждое второе домохозяйство имеет домашних животных, при этом только половина рациона кошек в нашей стране — это готовые корма. У собак доля готовых рационов в питании составляет чуть более 10%. Потенциал роста категории промышленно приготовленных кормов — в два раза у кошек и в 10 раз у собак», — считает глава Mars в России Валерий Щапов.

Таким образом, Россия сама оказалась колонизирована транснациональным пищевым капиталом, который:

  1. Беспрепятственно концентрировал производства;
  2. Обладает большим влиянием на ценообразование — несмотря на высокую степень локализации производства, в России в начале 2015 года Unilever, Kimberly-Clark и Procter&Gamble практически синхронно повысили свои цены, обосновывая принятое решение девальвацией рубля;
  3. Может открывать и закрывать заводы, регулируя условия труда (о том, как работники пивоваренных заводов Sun InBev «любят» своего работодателя, можно почитать тут) и степень эксплуатации. Чем крупнее производство и чем выше в нём доля иностранного капитала, тем сложнее принудить его руководство к соблюдению требований законодательства;
  4. Уничтожил многие производства и бренды продуктов питания, что зачастую делает невозможным появление каких-либо существенных конкурентов на национальном рынке и возникновение узнаваемых вне России продуктовых брендов.

Корпорации встраивают свои российские предприятия в свои производственные и логистические цепочки. Например, Coca-Cola, купив «Нидан соки», с одной стороны, решила проблемы предприятия с закупками сокового концентрата, включив его в свои сырьевые цепочки, с другой стороны, сделало его руководство чрезвычайно зависимым от воли иностранных менеджеров и принимаемых ими решений.

***

Фактически иностранный капитал через свои производственные мощности получает мощный рычаг влияния как на российскую экономику (закрытие заводов в кризис ничего, кроме озлобления населения, вызвать не может), так и на политиков.

Пока представить себе одномоментную остановку заводов одной из корпораций, преследующую политические цели, сложно. Но несколько лет назад было сложно представить, что алюминиевая империя «Русал» Олега Дерипаски может рухнуть после внесения в санкционный список США. Фантастические идеи о национализации активов американских компаний в России (рассматриваются как последний невоенный ответ на американские санкции и иные враждебные действия) приведут, например, к обрушению рынка соков, кондитерских изделий и кормов для животных — российские производственные мощности ТНК встроены в глобальные сырьевые цепочки, разорвать которые корпорациям не составит труда.

Без масштабного продовольственного импортозамещения, которое, например, проводит Беларусь, где научились производить свою текилу, ликёр «Самбука» и десятки иных товаров (правда, не всё удаётся удачно импортозаместить), российская пищевая промышленность продолжит быть финансовым придатком транснациональных корпораций.

Действующая в России Доктрина продовольственной безопасности до 2020 года откровенно устарела, так как, в отличие от белорусской Доктрины национальной продбезопасности до 2030 года, совершенно не учитывает угрозы концентрации и монополизации производства и экспорта сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия экономически развитыми странами и усиления их доминирования на мировом рынке.

источник

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments