marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

В летописях о нём ни одного доброго слова…

Автор - дубыня. Это цитата этого сообщения
Юрий Долгорукий был четвертым сыном известного киевского князя Владимира Мономаха. 
 
Он стал одним из самых амбициозных, противоречивых, беспокойных и честолюбивых правителей. 
 
Многие ученые так и не пришли к единому мнению по поводу его места в истории Киевской Руси. 
 
Для нас он известен как основатель Москвы в 1147 году, хотя этот факт тоже оспаривается некоторыми историками. 
 
В одной из летописей Москва упоминается как место, где был устроен «пир велик» для Святослава Черниговского – союзника Юрия Долгорукого после победы над одним из врагов. Юрий Владимирович пригласил своего друга со словами: «Приди ко мне, брате, в Москов». Пир состоялся 4 апреля 1147 года. 
 
Именно эту дату принято считать днем основания Москвы. Хотя археологи уверены, что первое поселение на месте современного города относится к XI веку. Будущая великая столица России была построена на месте бывшей усадьбы боярина Кучки.
 
Еще в детстве Юрий Долгорукий с братом Мстиславом был отправлен в Ростов, а с 1125 года стал княжить единолично, взойдя на Ростовский престол.
 
Владимиро-Суздальская земля в то время была провинцией, поэтому Юрий Долгорукий решил бороться за Киевский престол, не забывая при этом заботиться о расширении собственных владений. Он не просто отделил свои земли от земли русской. Владимиро-Суздальское княжество стало отдельным государством, которым князь правил «железною рукою».
 
За довольно короткий срок им были основаны крупные города-крепости: Дмитров, Звенигород, Галич, Юрьев-Польский и другие. Он смог существенно расширить территорию княжества, включив в его состав новые города: Суздаль, Ярославль, Кострому. На реке Волге был основан Городец, который в будущем стал местом загадочной гибели его сына Михаила, а позднее – и правнука, Александра Невского.
 
Не может не вызывать удивления тот факт, что, обладая такой сильной властью, Юрий Долгорукий перенес столицу своего княжества в небольшое село Кидекша, в пяти километрах к востоку от Суздаля, где река Каменка впадает в Нерль. Сейчас об этом свидетельствуют остатки земляных сооружений и жемчужина древнейших памятников Владимиро-Суздальской архитектуры – церковь Бориса и Глеба. 
 
Спустя сотни лет трудно сказать, была ли такая мера просто перестраховкой или же правитель опасался за свою жизнь, потому что не пришелся ко двору суздальским боярам. Князь проводил жестокую политику: изымал вотчину, присоединяя боярские земли к своему княжеству.
 
Столица Владимиро-Суздальского княжества была хорошо укреплена. С одной стороны крепостная стена выходила к довольно высокому берегу реки Нерль, а с других сторон ее прикрывали земляные валы с высоким дубовым частоколом. Опасаясь нападения своих соседей, Юрий Долгорукий держал своих сыновей недалеко от себя: Андрея Боголюбского – в Вышгороде, Бориса – в Переяславле, Василька – в Поросье.
 
Юрий Долгорукий проявил себя как мудрый стратег. Только ему удалось укрепиться в Костроме, единственном городе, который сохранял в XII веке свою обособленность, не признавая власть какого-либо князя. После окончания «костромской вольницы» дух жителей не был сломлен, поэтому, когда ожидались важные политические события, горожане сами созывали вече и принимали важные решения. 
 
Но несмотря на все достигнутые победы, Юрий Долгорукий на этом не остановился: он даже пытается отбить у новгородцев югорскую дань, продолжает воевать, принимая активное участие в междоусобных войнах. Да и попытку сесть на Киевский престол не оставил, за что и был прозван в народе Долгоруким – впервые это прозвище появилось в XVI веке в «Степенной книге» с легкой руки ее составителя.
 
Главный стол в Киеве по традиции занимал старший из рода Рюриковичей. Он и носил титул великого князя. Но со временем на Киевский престол стал восходить не самый старший, а тот, кто был мудрее, изворотливее и хитрее в политических интригах. Во второй половине XII века борьба вокруг Киевского княжества еще более обострилась. На него стали претендовать сразу несколько сторон.
 
Во-первых, основными претендентами были Ольговичи – дети Олега Святославича, старшего двоюродного брата Владимира Мономаха. Именно его, Олега Святославича, Владимир Мономах обошел, сев на княжеский престол после восстания в 1113 году.
 
Во-вторых, претендентами выступали дети Владимира Мономаха, родные братья Мстислава Великого.
 
В-третьих, дети самого Мстислава Великого, стремившиеся превратить Киевский престол в отчинное владение.
 
Борьба между претендентами разгоралась каждый раз с новой силой после смерти одного из них. Стороны постоянно враждовали друг с другом, объединяясь во временные союзы. Но основная война разгорелась между Юрием Долгоруким и его племянником Изяславом Мстиславичем. Юрий Долгорукий объявил племяннику войну, в конечном счете выиграв ее.
 
В древнерусских летописях сохранились описания каждого из князей. Но если об Изяславе Мстиславиче рассказывали с явной симпатией, то о Юрии Долгоруком говорили с иронией, высмеивали его попытки стать великим князем.
 
Он стал единственным правителем, о котором в летописях, как правило, превозносящих князей, не сохранилось ни одного доброго слова. Напротив, до наших дней дошли многочисленные описания бесчестных поступков Юрия, его клятвопреступлений и политических интриг, продиктованных неуемным честолюбием. 
 
Долгорукому дважды удавалось занять Киевский престол (1149, 1150). А в 1155 году его мечта осуществилась, но путь к ней был очень сложен и коварен. Оспаривая престол в Киеве в 1154 году у своего племянника Изяслава Мстиславича, он говорил: «Мне отчина Киев, а не тебе». На что Изяслав отвечал: «Разве я сам поехал в Киев? Киевляне послали меня».
 
Нужно отметить, что уже в то время на смену отчинному порядку замещения Киевского престола постепенно приходило. решение киевского вече, т. е. бояре становились могучей политической силой. Они сами выбирали себе князя, жестоко расправляясь с неугодными.
 
Так, после смерти Всеволода Ольговича в 1146 году Киевский престол занял его брат Игорь, но оставался на нем недолго. Киевляне подняли восстание, а городское вече послало ходоков в Переславль, где княжил внук Мономаха – Изяслав Мстиславич. Игорь Ольгович был растерзан толпой киевлян, а на престол взошел внук Мономаха. Киев встретил его с ликованием.
 
В 1155 г. Киевский престол занял Юрий Долгорукий, хотя горожане были против этого, считая его чужаком, пришедшим с севера. Да и сам великий князь оставил за собой прежние земли. Захватив власть в Киеве, правитель любой ценой стремился ее укрепить. 
 
Многие горожане относились к нему с недоверием и желали выгнать самозванца, потому что традиционная форма призвания князя на Киевский престол для него так и не прозвучала: «Хочет тебя вся русская земля и все черные клобуки». «Черные клобуки» – слова кальки с тюркского «кара-калпак». Племя черных клобуков – гвардия киевских князей, которая постоянно жила в Киеве и принимала активное участие в политической жизни государства. 
 
На службе у Юрия Долгорукого в его княжеской гвардии состояли половецкие племена берендеев, торков и другие, да и он сам был женат на дочери половецкого хана Аепы, что тоже не придавало ему популярности в народе. Даже его сын Андрей Боголюбский больше походил на половца, чем на русина.
 
В 1155 году случилось событие, которое всколыхнуло общественное мнение. Берендеи, состоявшие на службе у Юрия Долгорукого, захватили в плен много степняков. Те, кто уцелел после набега, пришли просить князя, чтобы он приказал вернуть им пленных. Берендеи отказались, а Юрию ничего не оставалось, как развести руками. Он не мог повлиять на свою гвардию. «Мы умираем с твоим сыном и головы свои складываем за – твою честь», – так ответили берендеи Долгорукому.
 
Понимая, что недовольство киевлян растет, Юрий Долгорукий увеличил численность своей дружины. На ее содержание требовалось все больше и больше средств: Поэтому князю приходилось отбирать часть вотчинных земель у бояр и передавать их в распоряжение дружины. 
 
В свою очередь бояре тоже стремились расширить свои владения, захватывая земли смердов-общинников или прикупая их. Они желали освободиться от власти князя, став самостоятельными хозяевами. Именно эти противоречия и стали причиной возникновения конфликта между боярами и киевским князем. Постепенно против Юрия Долгорукого зрел заговор.
 
Незадолго до трагической гибели Долгорукого в его семье произошло еще одно событие, повлиявшее на ход истории. Старший сын великого князя – Андрей, позднее названный Боголюбским, сбежал из Киева в Ростов, захватив с собою величайшую крестьянскую святыню – икону Владимирской Божьей Матери. Казалось, что сам Бог отвернулся от киевского князя. Заговорщики увидели в этом промысел Божий.
 
В мае 1157 года Юрий Долгорукий неожиданно умер. Он заболел после пира у киевского боярина Петрилы и через пять дней скончался. Предполагают, что этот пир был устроен не случайно. Заговорщики хорошо знали, что Юрий Долгорукий, старея, много времени проводил в застольях. 
 
Есть подозрение, что он был отравлен на том пиру точно так же, как и князь Ростислав в Тьмутаракани: они оба хворали пять дней и умерли в ужасных мучениях. Кто же подмешал яд в вино – остается загадкой.
 
По мнению многих историков, его соперник – Изяслав Мстиславич не причастен к смерти Юрия Долгорукого. В тот день, когда он собирался выступать в поход на Киев, к нему приехали киевляне и сообщили: «Ступай, князь, в Киев – Юрий умер». Изяслав же прослезился и, подняв руки к небу, сказал: «Благословен еси, Господи, что рассудил меня с ним смертию, а не кровопролитием». (Изяслав не знал, что князя Юрия отравили.)
 
Юрий Долгорукий умер 15 мая 1157 года в ночь на среду, а на следующий день – в четверг – был похоронен в монастыре Святого Спаса. Но современные исследователи доказывают, что мощи, хранящиеся в храме Святого Спаса, не являются останками великого князя. Прах, находящийся в этом погребении, скорее всего, принадлежит женщине, так как рост обнаруженного тела не превышает 160 см, тогда как Юрий Долгорукий, по описанию летописцев, был высокий и крупный мужчина. К тому же анализ мощей из храма Спаса не показывает наличия в них яда. 
 
Поэтому до сих пор остается загадкой, куда же девалось после похорон тело великого князя. Существует версия, что киевляне, так невзлюбившие Долгорукого, даже с его останками поступили не по-княжески: их погребли не в родовой усадьбе, а за пределами города, чуть ли не в чистом поле. Место захоронения не найдено до сих пор.
 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments