marena99 (marena99) wrote,
marena99
marena99

Categories:

БУБЕНЦЫ

Автор - макошь311. Это цитата этого сообщения

БУБЕНЦЫ - инструмент, имитирующий звучание ямщицких колокольчиков и бубенчиков.

В отличие от колокольчика, бубенчик является полым шаром, в котором свободно катается металлический шарик, при встряске ударяющийся о стенки и извлекающий звук.

Бубенцы имеют более тусклый и менее продолжительный звук, чем колокольцы, но зато звучат в любом положении.

Встряхивая бубенцами или ударяя ими о колени, играющий извлекает серебристые звуки, напоминающие звук бубенцов русской тройки.

Их своеобразное звучание вызывает радостные, светлые ощущения в душе каждого человека. И хотя мы давно уже, около столетия, не пользуемся ими в повседневной жизни, любовь к поддужным колокольчикам и бубенцам живет в нас и передается от поколения к поколению на генетическом уровне. 

Наши предки еще в глубочайшей древности использовали бубенцы, прикрепляя их к одежде, в роли оберега. Во время раскопок в Новгороде бубенцы были обнаружены во всех слоях — с X по XVI век.

Бубенцы использовались не только в качестве оберега или украшения одежды в русском национальном костюме, например, они часто и вплоть до начала XX века использовались в качестве пуговиц. Однако наибольшее распространение в России бубенцы получили с середины XIX века. Поводом к этому послужил запрет на употребление поддужных колокольчиков частными лицами. А они так привыкли пользоваться мелодичными колокольчиками при дорожных путешествиях!

Но русский человек находчив, он быстро смекнул, что звон бубенцов, подвешенных на шейный кожаный аркан с помощью сыромятных ремней, немногим уступает звону поддужного колокольчика.

По технике изготовления бубенцы разделялись на штампованные, литые и кованые. Полушария медных бубенцов спаивались оловом, железных — медью. Встречаются бубенцы без шва, с ободком и с рубчиком. Самый крупный из бубенцов, как правило, прикреплялся посередине аркана. Но его место могли занять и маленький, а значит, негромкий колокольчик, и связка маленьких колокольчиков. Кроме того, бубенцы могли подвешиваться на дуге, седелке, оглоблях и на ремнях уздечки.

Звон колокольчика лихой тройки как бы олицетворяет русскую удаль и волю. Недаром существовали легенды о происхождении почтовых колокольчиков от вечевых колоколов Новгорода и Пскова, символов свободы и независимости этих городов до их завоевания Московским княжеством.
  
Старинные колокольчики и бубенцы давно утратили свое функциональное назначение и превратились в произведения декоративно-прикладного искусства и предметы коллекционирования. Но по-прежнему волнует душу их мелодичный звон, словно напоминая о дальних дорогах.

Обычай ездить со звоном относится к числу самых древних и распространенных на планете, в России же он приобрел особую популярность в связи с появлением троечной езды. Под звон поддужных колокольчиков лихие тройки влекли по российским дорогам курьеров, путешественников, почту.

Русская тройка стала использоваться для курьерских сообщений в 20-е годы XVIII века, а настоящую популярность приобрела еще через полстолетия. Одновременно с расцветом курьерской и почтовой езды на тройках возникла потребность в звуковых сигналах, которые были бы слышны на значительном расстоянии.

Во-первых, сигнал был нужен, чтобы потребовать от пешеходов и других экипажей немедленно освободить дорогу. Ведь тройка, особенно курьерская, мчалась с большой скоростью, а правил дорожного движения тогда не существовало.

Во-вторых, такой сигнал оповещал персонал очередной почтовой станции о необходимости своевременно подготовить смену уставшим лошадям, ведь курьеру мешкать нельзя.

В странах Западной Европы и Северной Америки в качестве звукового сигнала широко использовался почтовый рожок.  Попытки привить российской почте рожок предпринимались и во времена Петра I, и позже, но окончились неудачей. Ямщики издавна предпочитали обходиться удалым свистом и громкими криками. Считалось даже, что лошади под молодецкий посвист бегут быстрее. Ямщиков наказывали штрафами и побоями, но это не помогало. Почтовый рожок так и остался лишь эмблемой российской почты.

Наконец, в последней трети XVIII века какой-то безвестный изобретатель придумал использовать в качестве сигнального средства маленький колокольчик. Удобное место для него нашлось сразу – дуга над головой коренника. Колокольчик туго привязывался к средней части дуги с помощью сыромятного ремня. Сам он был неподвижен, во время езды раскачивался язык (ударник), который бил по внутренней стороне стенки колокольчика. Колокольчик, подвешенный под дугой почтовой или курьерской тройки, стали называть поддужным или почтовым (ямским) колокольчиком.

Звон почтового колокольчика был слышен на расстоянии двух и более верст. Но это был не просто звуковой сигнал. Курьерам и пассажирам приходилось преодолевать огромные расстояния по бескрайним российским просторам. Приятный звон колокольчика скрашивал однообразие утомительной езды, которая нередко растягивалась на много дней.

Поэтому звон почтового колокольчика был одновременно и сильным, и нежным. Преобладание одного из этих двух качеств давало основание называть звон либо ямским, либо малиновым. Кроме того, считалось, что благодатный колокольный звон отгоняет нечистую силу. Вот и подвешивали наши предки на конские дуги колокольчики, чтобы при их звуках бесы бросались прочь с дороги, не в силах помешать путешествующим.

Конечно, колокольчик можно было подвешивать под дугой любой русской упряжки, но именно при езде резвой тройки звон колокольчика становился наиболее ярким и выразительным. Езда на тройках с колокольчиками стала очень популярной в XIX веке. Иногда под дугой подвешивали два и даже три колокольчика, а в северной России до пяти. Вслед за почтовыми появились и многочисленные частные тройки. Владельцы и наниматели таких троек тоже желали ездить со звоном, потребность в поддужных колокольчиках быстро росла.

Очень интересы отлитые на колокольчиках всевозможные крылатые фразы, напутствия, пословицы, поговорки. Наиболее часто встречаются фразы:

"Дар Валдая" (слова из популярной песенной строки), "Кого люблю, того дарю" (широко распространенная поговорка, обозначавшаяся не только на колокольчиках), "Купи, денег не жалей, со мной ездить веселей", "Купи, не скупись, езди, веселись", "В знак памяти дарю сей колокольчик", "Сдалеча весточку собою подавай", "Звенит - потешает, ездить поспешает", "Звону много - веселей дорога", "Кто колокол купит, тот счастлив будет". Эти надписи иногда отлиты с грамматическими ошибками.

Трудно удержаться от улыбки, читая такие надписи, как "Звенит уныла пот дугой" или "Купи барин ни скупись со мной езди виселись". Были мастера, которые специализировались на шуточных надписях - особенно славился касимовский мастер Николай Кислов, которому принадлежат такие, например, "шедевры": "Курычка бычка радила. А прасеночик яичка снес", "Пара нашему теленку волка съесть", "За Волгой москали траву косят".

Если колокольчик серебрился, то отливалась надпись "С серебром". Интересно, что со временем тонкий слой серебра разрушался, а литая надпись "С серебром" оставалась, что часто вводит в заблуждение наших современников по поводу химического состава сплава.

Правда, иногда заказчик действительно требовал добавить серебро в медный сплав, наивно полагая, что это улучшит качество звучания, но в этих случаях отливалась надпись "По особому заказу с серебром".

Кроме надписей, отливались различные декоративные и сюжетные изображения. Широко применялся орнамент, различные розетки, готический лист, греческая пальметта, кресты, круги, жемчужная нить, сетка, а также звезды, маскароны, крабы.

Излюбленным мотивом были орлы, среди которых преобладали одноглавые. Двуглавые орлы встречаются на колокольчиках реже, так как право на изображение государственного герба давалось в виде привилегии. И одноглавый, и двуглавый орлы, изображавшиеся на колокольчиках, обычно снабжались символами монаршей власти - короной, скипетром и державой.

Часто изображался на колокольчиках святой Георгий Победоносец на коне, поражающий дракона копьем, реже - гербы городов, щиты, павлины, летящие птицы.

Эпоха поддужного колокольчика охватила всего лишь полтора столетия, но оставила незабываемый след в народной памяти. Всенародная любовь к тройке и колокольчику сделала их популярной темой в литературе, музыке, изобразительном искусстве, народном творчестве. Пушкин, Гоголь, Достоевский, Лев Толстой, Чайковский - образ тройки и колокольчика появляется в творчестве многих великих деятелей русской культуры. Песни о ямщиках, тройках, колокольчиках популярны в народе до сих пор.

В наше время под дугой уже не встретишь старинный колокольчик. Колокольчики не современные сувенирные, а настоящие поддужные, заняли свое место в музеях и частных коллекциях, ведь это "осколки" старого дорожного быта нашей страны, маленькие памятники истории и культуры.

Примерно с середины XIX века на шеи всех трех лошадей стали надевать ошейники с укрепленными на них гирляндами бубенцов. Устройство бубенца в виде глухого полого шара не позволяло, в отличие от раскрытого колокольчика, извлекать сильный звук. Поэтому на бубенцы запреты не распространялись, и их можно было подвешивать в неограниченном количестве. Упряжные бубенцы, в отличие от поддужных колокольчиков, выполняли не столько сигнальную, сколько чисто художественную функцию – услаждать слух едущих, а также функцию «магическую» – разгонять встречных бесов.

Отсутствие ограничений на число употребляемых бубенцов привело к тому, что из нескольких десятков бубенцов, подобранных по размеру, а следовательно, и по тону, стали составлять «гамму», то есть созвучную группу, производившую при езде ансамблевое звучание. Конечно, бубенцы были знакомы человеку с древнейших времен.

При раскопках в Новгороде бубенцы обнаружены во всех культурных слоях с X по XV век. Бубенцы имели самое широкое применение. Они прикреплялись к одежде людей, вешались на животных и ловчих птиц, подвешивались к различным предметам в жилых помещениях, к повозкам, к музыкальным инструментам, игрушкам.

В древнерусском костюме бубенцы выполняли роль декоративных деталей и пуговиц. Даже во второй половине XIX – начале XX века они не были редкостью и не только украшали одежду крестьян, но и служили оберегом, то есть защитой от злых духов. С этой целью бубенцы пришивались, в частности, к понёве – своеобразной шерстяной юбке у замужних женщин. Шутовское платье царского скомороха также снабжалось множеством бубенцов. Но наиболее широко бубенцы применялись при выпасе скота (их подвешивали под шею животному) и в конской упряжи.

Анатолий ГАНУЛИЧ

cosmoforum.ucoz.ru/forum/19-285-17218-16-1295035721

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments